рефераты, курсовые, дипломы >>> безопасность жизнедеятельности

 

Моральный авторитет власти как условие публичной стабильности

 

Моральный авторитет власти как условие публичной стабильности

А.П. Брежнева,кандидат социологических наук

Эффективное функционирование системы государственной сохранности социума предполагает наличие нравственного консенсуса в обществе, высокий моральный авторитет власти.

Власть в обществе выступает одним из социально важных способов поддержания моральных норм, в то же самое время господствующие в обществе моральные нормы накладывают на власть определенные ограничения. Это дозволяет социальной системе поддерживать состояние равновесия.

Единая государственная служба как особенный инструмент государственного управления, призвана обеспечивать социальную стабильность общества, постоянную связь властных структур с популяцией, защиту личных, групповых и общенациональных интересов. Лица, занимающие государственные должности, реализуют властные и управленческие возможности страны, обеспечивают сохранение и укрепление имеющегося строя как главенствующего фактора сохранности страны, её людей. Кадры государственного аппарата находятся в точке концентрации власти и ответственности за принятие общественно-важных решений; от них в значимой степени зависит как духовно-нравственное состояние гос службы в целом, как общественного института, так и восприятие популяцией морального вида власти.

русский менталитет характеризуется значимой «морализацией» публичного сознания, популяция имеет тенденцию оценивать любые факты реальности, любые деяния государственных структур лишь с точки зрения собственных моральных симпатий и антипатий. Поэтому неувязка морального авторитета власти для России в особенности актуальна.

Острота трудности укрепления морального авторитета власти обусловлена также и тем, что сама природа гос власти характеризуется рядом нравственных антиномий. С древнейших времен власть представала в сознании людей как точка сосредоточения опасных нравственных противоречий, поэтому субъект управления по природе собственной деятельности постоянно находится в опасной точке бытия.

трудности власти и управления, взаимодействия закона и морали, постоянно были объектом не лишь социологического анализа, но и находились под пристальным вниманием религии и философии. Нравственные коллизии, разворачивающиеся в сфере власти и управления, занимали существенное место в творчестве российских философов «серебряного века» А.И.Бердяева, И.А.Ильина, С.Л.Франка и др. Особо важными были для них трудности соотношения морали и права, нравственной оправданности насилия, бремени морального выбора и нравственной ответственности субъекта, реализующего властные функции, неизбежности зла, как побочного результата хоть какого властного целеполагания, предпосылки нравственного отчуждения власти и народа. Опыт, скопленный отечественной социально-философской мыслью, не обязан быть утрачен, он дает духовные ориентиры для решения тех сложных заморочек, которые встают на пути развития современной России.

неувязка соотношения права и .морали в системе властных отношений просит ответа на вопрос – на чем в большей степени основан авторитет гос власти: на нормативно-правовых принципах либо на идеях нравственности и справедливости? Это является одной из важнейших заморочек философско-этического подхода к регуляции публичной жизни и имеет огромное значение для этического анализа управленческой деятельности. Как скооперировать правовое и моральное обоснование власти, чтоб они не вступали в конфликт друг с другом? С.Л. Франк видел путь разрешения противоречия меж моралью и правом на пути отыскания общего для них социально-духовного знаменателя. «...Право и нравственность, – писал он, – суть законодательства, принципиально обхватывающие всю человеческую жизнь и проистекающие в последнем счете из совести человека, из сознания подабающего и потому неразличимые друг от друга ни по своему предмету, ни по своему происхождению». Политика демократического страны, в том числе по обеспечению государственной сохранности страны, обязана быть глубоко нравственной, опираться на исконные духовные традиции России, служить мотивирующим фактором действий её людей по защите российских интересов.

Особо важной является неувязка о нравственном праве власти на применении силы. Насилие, принуждение является одним из неотъемлемых устройств реализации власти в социуме. В стабильно функционирующем обществе это насилие возможное; оно включает свои репрессивные механизмы лишь тогда, когда нарушается закон, когда ставится под опасность социальная стабильность общества, его интересы. В кризисном, дезорганизованном обществе насилие частенько становится постоянно работающей нормой реализации властных отношений. Но в любом случае, различие властных отношений от остальных (идеологических, моральных) в том, что за ними стоит возможность и правомерность внедрения насилия. В правовом, демократическом государстве верно и непосредственно оговорены случаи, когда власть имеет право использовать силу: когда она охраняет закон, реализует этот закон во имя защиты прав и свобод гражданина и человека, нации в целом.

Но тут может появиться нравственное противоречие: с одной стороны, социальная и моральная справедливость обязаны быть защищены силой власти и принуждения, а, с другой стороны, хоть какое применение силы, даже на стороне справедливости и во имя её защиты, делает эту силу «подсудной». Общеизвестно, кто поднимает клинок, тот от клинка гибнет, кто судит, тот сам подлежит суду. Справедливая моральная позиция попадает в замкнутый круг оппозиций. Единственный настоящий путь преодоления этого противоречия – контроль общества над властью, её подотчетность народу и её подсудность.

Поскольку мораль постоянно выступает как сторона, аспект сложной и многогранной деятельности индивидума, постольку государственный служащий в процессе собственной профессиональной деятельности постоянно выступает как моральный субъект. Необходимость принятия тяжелых, неоднозначных решений, разрабатываемых в ситуации ограниченных ресурсов, информационной неопределенности, ослабления духовной сохранности ставит делему нравственной ответственности субъекта управленческого процесса за вероятные, а время от времени и неизбежные, нехорошие следствия принимаемых решений. Другими словами, применяя силу, государственная власть как бы заблаговременно ставит себя под удар возможного нравственного остракизма. Примером могут служить дискуссии о нравственной оправданности смертной экзекуции, всей пенитенциарной системы общества.

но тут следует отдавать себе отчет в том, что в ситуациях, которые предполагают ответственность одного человека за остальных людей (ситуация, присутствующая во всех управляющих системах), человек не имеет ни морального, ни юридического права отрешиться от внедрения силы, если это может спасти остальных людей. Есть евангельский текст, в котором говорится, что спасающие душу её растеряют, а те, которые теряют душу ради остальных, её сберегут. Можно сохранить внутреннюю справедливость и моральную чистоту, но объективно способствовать злу, принести остальных людей в жертву своему моральному эталону. Нравственную уязвимость облеченного властью субъекта подчеркивает И.А.Ильин в работе «О сопротивлении злу силою». Он пишет, что «активная, внешняя борьба со злом несет в себе особенные условия, затрудняющие человеку его внутреннюю борьбу с его своими злыми влечениями, и нахождение нравственно верных и безвредных внешних проявлений. Индивидум переживает период искушения и внутренней борьбы и видит себя как никогда далеким от нравственного совершенства. И не нужно закрывать на это глаза.

Для государственного управления особо важной является неувязка возникновения морального отчуждения меж властью и народом. Его источником выступают противоречия, возникающие в процессе многоуровневого взаимодействия двух основных составляющих социальной системы – институтов гражданского общества и страны. Государственная служба, как социальный институт, занимает противоречивое положение меж государством, реализующим, как правило, политическую волю руководящей элиты, и народом, как первоосновой, первосубъектом властных возможностей.

Государственные структуры часто отождествляют себя с обществом в целом, а их государственные служащие – с государством, идеологические университеты – с общенациональной системой духовно-нравственных ценностей. В целом это обусловленно тенденцией сводить социальные и политические цели страны к задачкам государственных органов, передавать властные возможности на откуп государственных служащих. Схожая позиция может привести к резкому нравственному противостоянию власти и народа. Предпосылки нравственного противоборства страны и людей кроются также в том, что государственная служба часто работает в основном «на себя», на свое управление, на правящую элиту, а потребности общества и людей отходят на второй план, принимаются решения, не соответствующие интересам сохранности страны.

Один из видных российских исследователей теории бюрократии В.П. Макаренко выявил следующую закономерность: граждане и государственные служащие, стоящие на низших ступенях иерархии, ложут моральную и политическую ответственность за происходящее на высшие эшелоны власти, а высшие должностные лица склонны винить во всем управленцев низшего звена и самих людей. В представлениях правящей элиты лишь она сама является носителем правового сознания и политической культуры. Но и люд как первоисточник и первосубъект властных возможностей страны не является непосредственным властителем. Принципиально выделить, что учреждать власть не тоже самое, что и отправлять её.

Недоверие населения к гос власти, падение её морального авторитета во многом вызвано неспособностью, по мнению части населения, государственных структур решать настоящие трудности общества и людей, её непоследовательностью и частенько бессилием, широким распространением в сфере гос службы таковых негативных явлений, как коррупция, бюрократизм, закрытость в работе, неуважение к людям, пренебрежение к законам и т.Д.

Моральное отчуждение власти и народа затрудняет реализацию государством функций управления социальными конфликтами в обществе. Возникает замкнутый круг: кризисное состояние общества описывает кризис власти, в том числе и моральную оппозицию, а без морального одобрения населения сама находящаяся в упадке власть не в состоянии преодолеть кризис в обществе. Кредит народного доверия нужен власти. Даже если государственная власть не постоянно оправдывает это доверие, без него в принципе нереально решение сложных социальных заморочек общества.

Говоря о моральном конфликте власти и народа в современной России, нельзя не отметить, что нравственная оппозиция личности к властным структурам характеризовала нравственное сознание русского общества на протяжении веков.

Этот комплекс появился в эру церковного раскола, когда царская власть стала восприниматься частью народа как власть Антихриста. Но раскол прошел не лишь по Церкви, но и по моральному сознанию общества таковым образом, что человек, даже находясь в поле деяния властного регулирования, полагал, что спасти свое внутреннее достоинство он может лишь явным либо неявным сопротивлением власти: либо уйти в личное «подполье», во «внутреннюю эмиграцию», либо хотя бы размежевать сферы деятельности «я» подлинного и «я» фальшивого. В русском менталитете появился какой-то мистический кошмар перед властью, которая несла на себе печать проклятия и воспринималась как источник ереси, грязи, жестокости. Отсюда появлялось рвение дистанцироваться от власти, отступить в сторону, «не пачкаться».

Существует и обратная тенденция. Частенько представители власти характеризуют народные настроения как нравственно нехорошие. Бедные, незащищенные, проигравшие в рыночной борьбе слои населения подвергаются моральному остракизму со стороны преуспевших на рыночном поприще. Если ранее оказание помощи слабым и обездоленным было в обществе нравственной обязанностью, то сейчас это воспринимается как моральное и материальное бремя. Скрытое чувство вины перед ними служит основой для их обвинения в реакционных, антидемократических, профашистских настроениях.

Этот аспект нравственной конфронтации в обществе совсем точно выразила проф. ЕЛ. Дубко: «Хозяева принадлежности либо владельцы, утверждают о том, что бедность нужно окружать социальной защитой, другими словами, сделать так, чтоб её можно было вытерпеть. Справедливость не распространяется на бедных, они находятся под опекой. Нигде ни слова не говорится о том, что бедный человек может быть талантлив, умен, нравственен, полезен обществу. Быстрее, напротив, о бедном упоминают как о ленивом, завистливом (он любит считать средства в чужом кармане), наружно бескорыстном, простом (он соглашается со всем, что ему молвят, внушают с трибун). Бедный типо жить не может без того, чтоб им не командовали, а не доглядишь, он враз казармы вокруг понастроит и начнет без зазрения совести жить-поживать в «равенстве нищих» и разведет такое массовое воровство и иждивенчество, что чертям тошно станет.

Укрепление морального авторитета гос власти является принципиальным условием стабильного развития социума, преодоления нравственных противоречий меж обществом и властными структурами. История российской публичной мысли содержит глубочайшие положения, открывающие путь к осмыслению философско-теоретических качеств данной трудности. Так, И.А. Ильин подчеркивает, что политическая власть состоит во влиянии воли управляющих на волю управляемых, причем сила этого влияния заключена как в правоте власти, так и в своем правосознании управляемых. И то и другое исходит из духовной правоты и содержательной верности, а не из незапятанной формы либо договорного принципа. «Именно эта духовная верность ... является постоянно наилучшим залогом того, авторитет права и власти будет вправду признан правосознанием народа и что их политическая крепкость соединится с жизненной продуктивностью». Таковым образом, конкретно наличие некой всеобщей духовной действительности – морали – является условием удачной реализации политической функции власти. «...Воля страны, пишет И.А. Ильин, – предметно связана с этическим содержанием. Этим определяется духовное, а не просто социально-психическое бытие государства» В свой работе «О сущности правосознания» И.А. Ильин определил так называемые «аксиомы власти», которые, с его точки зрения, составляют нужные базы права и страны и являются условием обеспечения морального авторитета власти.

Первая аксиома говорит, что властью может быть лишь та социальная сила, которая владеет правовыми возможностями на это.

Вторая аксиома утверждает, что государственная власть обязана быть единой в рамках одного политического союза. Если есть несколько политических сил, которые в рамках типо союза проводят свою властно-политическую деятельность, то политического союза нети рано либо поздно в государстве начнется возможная либо актуальная гражданская война.

Третья аксиома гласит, что субъектом власти (т.Е. Носителем власти) обязаны быть фаворитные люди страны, т.Е. Люди прошедшие этический и политический ценз. В политической практике многие силы бывают заинтересованы, чтоб к власти пришли люди, которые употребляют власть в собственных интересах, а означает ими самими просто манипулировать, употреблять в собственных интересах. Естественно, это не значит, что у власти вправду будут стоять фаворитные. Принципиально, чтоб была система критериев, позволяющая учесть личностные моральные свойства представителей власти, ставить их в определенные нравственные рамки.

Четвертая аксиома власти подчеркивает, что в базу политической программы может быть положен лишь общесоциальный, внеклассовый, внегрупповой энтузиазм. Т.Е. Власть тогда является социальной, когда есть сформулированный публичный энтузиазм, учитывающий настоящие нужды народа.

Пятая аксиома власти – это выдвижение властью лишь осуществимых мер и реформ. Утопизм – древняя русская заболевание, провоцирующая разрастание противоречий, порождающая конфликты эталонов и реальности.

Шестая аксиома: распределительная справедливость является основной справедливостью, за которую обязана браться власть, но есть ситуации, когда нужно жертвовать распределительной справедливостью, если нужно отстаивать более высокие ценности общества – моральные, а может быть даже экономические.

Государственным служащим нужно объективно оценивать моральные трудности, возникающие в связи с их управленческой и служебной деятельностью, воспринимать адекватные решения, предотвращать разрушительные последствия возникающих нравственных коллизий. Это станет принципиальным фактором укрепления стабильности гос власти, обеспечения духовной сохранности России.

Одним из основных условий повышения морального авторитета власти и, соответственно, укрепления внутренней сохранности в России, на наш взор, является выработка новой идеологии, способной сплотить общество на едином ценностном фундаменте. Таковой новой идеологией может стать мысль мощного общественного страны, владеющего правовой легитимностью и высоким нравственным авторитетом.

таковым образом, моральный авторитет власти способствует недопущению возникновения деструктивных следствий, для морального вида гос службы как общественного института, для морально-психологического климата в коллективах органов гос власти, а также для предотвращения разрушительного влияния неразрешенных моральных коллизий на внутренний духовный мир государственного служащего.

перечень литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.fnimb.org


 
Еще рефераты и курсовые из раздела
Общие требования к производственному свету
Общие требования к производственному свету главные понятия Видимая часть оптических излучений лежит в спектре длин волн от 380 до 760 нм. К главным понятиям, характеризующим...

Шум и его влияние на организм. Предупреждение вредного деяния шума на производстве
План реферата: 1. Физическая черта шума, его частотная черта. 2. максимально допустимые уровни шума. 3. Патогенез шумовой болезни. 4. Клинические проявления...

База здорового вида жизни
база здорового вида жизни 1. Введение. Охрана собственного здоровья- это непосредственная обязанность каждого, он не вправе перекладывать её на окружающих. Ведь часто...

Роль и функции структур МЧС
Место, роль и функции региональных и местных структур МЧС в системе управления ВВЕДЕНИЕ раз в год в русской Федерации имеется довольно масштабных чрезвычайных ситуаций...

Базы сохранности и теория риска
базы сохранности и теория риска Введение. нужным условием существования человеческого общества является деятельность. Существует огромное количество видов деятельности, которые обхватывают...