рефераты, курсовые, дипломы >>> архитектура

 

Каменное зодчество Литвы XIII – XVIII веков

 

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИИ

Санкт-Петербургская Государственная Академия Культуры

Факультет: «История мировой культуры»

ТЕМА: КАМЕННОЕ ЗОДЧЕСТВО ЛИТВЫ

XIII – XVIII ВЕКОВ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Исполнитель:

Котов Антон Николаевич студент 505 группы заочного отделения

управляющий: канд. Искусствовед. Наук, доктор, член Союза живописцев России

Николай Николаевич Громов

Рецензент: канд. Искусствовед. Наук, доцент, член Союза живописцев России

Валерий Николаевич Пилипенко

Санкт-Петербург

1999

ВВЕДЕНИЕ.


ГЛАВА 1.


ПАНОРАМА ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ

ГЛАВА 2.
АРХИТЕКТУРА ЛИТВЫ XIII - XVI ВЕКОВ

2.1.

ГОТИКА

2.2.

РЕНЕССАНС

ГЛАВА 3.
АРХИТЕКТУРА ЛИТВЫ XVII - XVIII ВЕКОВ

3.1.

БАРОККО

3.2.

КЛАССИЦИЗМ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ
ПРИЛОЖЕНИЕ

стр.

3

4

11

11

18

25

25

38

43

46

49

ВВЕДЕНИЕ

«Вечереют башни в небе Вильнюса.

Белый голубь – ангел города – обнимает Святой Анны плечи красные» –

Так поэтично говорит о зодчестве старого города литовский поэт Юстинас
Марцинкявичюс в собственном стихотворении «Вильнюсский вечер».
Литовская архитектура XIII – XVIII веков, к огорчению, не достаточно исследована. Есть огромное число краеведческой литературы, которая дает туристам полезную информацию (это работы А. Виноградова, Ю. Мацейки, А. Папшиса). Существует ряд исследований по истории отдельных архитектурных памятников
(«Вильнюсский кафедральный собор» Н. Киткаускаса, «Вильнюсский замок» Э.
Будрейки, «Барочный шедевр» С. Самалавичюса, «Вильнюсский костел святой
Анны» В. Дремы, «Пажайслис» И. Баршаускаса).
Издано несколько особых монографий («Памятники искусства Литвы» И.
Минкявичюса, «Значение литовской архитектуры и задачки её исследования» Б.
Михайлова, «Искусство Литвы» С. Червонной и К. Богданаса ), но, увы, для российского читателя, любителя культуры и старины, книги, повествующей о истории литовского зодчества, по нашему мнению, еще нет.
меж тем это одна из интереснейших страниц европейской и общечеловеческой культуры.
Автор дипломного исследования ставит перед собой скромную мишень показать пути формирования государственного строительного искусства литовцев и взаимообусловленность его общими европейскими действиями и сменами стилей: от готики до классицизма.

1. Панорама исторических событий

В течение столетия после Батыева нашествия на месте нескольких десятков земель и княжеств старой Руси выросли два массивных страны, две новейшие
Руси: Русь столичная и Русь Литовская. Три четверти древнерусских городов
– Киев, Полоцк, Смоленск, Чернигов и многие остальные – попали в состав
Литовской Руси.
Что такое Литва? Откуда вышло это заглавие? Литовские ученые убеждены, что слово «Литва» пришло в российский, польский и остальные славянские языки конкретно из литовского языка. Они считают, что слово это происходит от наименования маленький речки Летаука, а начальная Литва – это маленький район меж реками Нярис, Мяркис и Нямунас.
Как же образовалось Великое княжество Литовское? Литва в первый раз упоминается в германских источниках в 1009 году: в анналах Кведлинбурга записано, что отпрыск саксонского графа, епископ и монах Бруно из Кверфурта, умер от руки язычника «в пределах Руси и Литвы». В середине XIII века литовский князь Миндаугас (1236-1263, тут и далее указываются годы правления) подчинил себе земли литовских и славянских племен и создал массивное государственное образование. Фактически литовские земли во времена большего могущества Великого княжества Литовского занимали сравнимо небольшую часть (около 8%) местности страны.
Формирование страны проходило совсем динамично, при этом конкретно славянские земли становились опорой литовского великого князя в его борьбе с непокорными племенными княжениями литовцев. Методы присоединения новейших земель были различными. В русское время историки писали, что западнорусские земли попали под власть Литвы насильственным методом. Но нельзя сводить все к простому завоеванию. Многие российские земли добровольно вошли в состав Великого княжества Литовского (меж князьями заключался «ряд», собственного рода соглашение). Наряду с этим некие местности (к примеру, Смоленск) на протяжении многих лет приходилось покорять силой орудия. При этом власть на местах фактически не изменялась: новейших порядков старались никому не навязывать. Славянские земли Великого княжества владели более высоким уровнем развития общества, и до этого всего культуры, чем земли самих литовцев, что благотворно влияло на верхушку литовского общества. В первой половине XIV века при великих князьях
Витянисе (1295-1316) и Гедиминасе (1316-1341) Великое княжество вобрало в себя значимые местности на востоке (Полоцк, Минск, Орша, Брест, Пинск,
Туров). Гедиминас, основоположник известной княжеской династии, пробовал установить дружественные дела с Польшей и сопредельными землями Руси: одну из собственных дочерей, Алдону, он выдал замуж за отпрыска польского короля
Владислава Первого, а другую, Марию, - за тверского князя Дмитрия
Михайловича. В 1323 году в источниках в первый раз упоминается город Вильнюс, на долгие столетия ставший столицей Великого княжества Литовского.
При сыновьях Гедиминаса, Альгирдасе (1345-1377) и его могущественном брате Кястутисе, Великое княжество еще более расширилось. Во владениях потомков Гедиминаса оказались Торопец и Ржев, Чернигов и Брянск, Новгород-
Северский и Владимир-Волынский. В 1362 году Альгирдас сделал поход на
Киев и захватил его, изгнав оттуда ордынских наместников. Скоро после этого великий князь разбил монголов в битве на Синих Водах (сейчас речка
Синюха, приток Южного Буга). В итоге с 1364 года в состав Великого княжества вслед за Киевщиной вошла и Подольская земля.
Альгирдас серьезно угрожал Москве, совершив один за иным три похода против великого князя Дмитрия Ивановича (1368, 1370, 1372 годы). Его союзниками были родственники, тверские князья (с 1349 года Альгирдас был женат вторым браком на тверской княжне Ульяне Александровне). Дважды во время этих походов литовское войско осаждало Москву.
После погибели Альгирдаса развернулась жестокая борьба за престол меж его отпрыском и братом – Йогайлой и Кястутисом. В 1381 году Кястутис изгнал
Йогайлу из Вильнюса и стал великим князем. Но год спустя по приказу
Йогайлы новоявленного правителя схватили и умертвили в подземельях литовского замка Крево. Осенью того же года погиб венгерский повелитель Людовик
Великий, сразу занимавший и польский престол. В 1383 году польской королевой признали его младшую дочь, 12-летнюю Ядвигу. 18 Февраля 1386 года молодая королева была выдана замуж за Йогайлу. Браку предшествовало заключение польско-литовского союза, направленного в первую очередь против Тевтонского ордена. 14 Августа 1385 года в уже известном нам Кревском замке была заключена личная уния Польши и Великого княжества Литовского (которая вошла в историю под заглавием Кревской унии). посреди остального она прямо предугадывала включение Великого княжества в состав Польского королевства. Но это условие тогда так и осталось на бумаге. Могущественная литовская знать во главе с отпрыском Кястутиса Витаутасом (1392-1430) решительно воспротивилась потере самостоятельности. Дошло до того, что
Кревская уния была временно расторгнута и возобновлена лишь в 1401 году на условиях равноправия сторон. По новой, Городельской унии 1413 года Литва обязывалась не вступать в альянс с неприятелями Польши, но сразу подтверждалось равенство и суверенность сторон.
При отважном и воинственном Витаутасе Великое княжество Литовское переживает вершину могущества. Войны велись фактически со всеми соседями.
Продолжив активное военно-политическое давление на Москву, Витаутас в 1404 году захватил Смоленск, который в течение последующих 110 лет входил в состав Великого княжества. В 1406-1408 годах Витаутас трижды вторгался в пределы столичного княжества. В августе 1399 года войско Витаутаса потерпело жесточайшее поражение от монголов на реке Ворксле; при этом погибло несколько десятков князей Гедиминовичей. Но великий князь достаточно скоро сумел оправиться от неудачи и скоро прорвался к Черному морю, захватив земли в нижнем течении Днестра и Днепра. Конкретно тогда образовалось большущее правительство «от моря до моря».
И все же основное событие в жизни Витаутаса и его двоюродного брата
Йогайлы (в 1386 году ставшего польским владыкой под именованием Владислава
Второго) – известное схватка при Грюнвальде 15 июля 1410 года. В данной битве войска Йогайлы и Витаутаса наголову разгромили армию Тевтонского ордена – давнего противника Польши, Литвы и Руси.
но Йогайла и Витаутас не смогли в полной мере пользоваться плодами Грюнвальдского схватки. Остатки орденских сил во главе с новым Великим магистром Генрихом фон Плауеном смогли удержаться в укрепленном Мариенбурге. Осада данной крепости велась вяло и безуспешно.
Кончилось тем, что двоюродные братья не поладили друг с другом, и в сентябре 1410 года Витаутас покинул лагерь. Полякам пришлось снять осаду.
Уход Витаутаса разъясняется тем, что он не хотел полного разгрома крестоносцев, ведь плоды победы достались бы до этого всего полякам и самостоятельность Великого княжества оказалась бы под опасностью. Она была так реальна, что преемник Витаутаса великий князь Швитригайла (1430-
1432) вступил в альянс с Великим магистром, а в войне Польши с Орденом (1454-
1466) Великое княжество сохраняло нейтралитет, несмотря на то что во главе обоих стран в то время стоял один и тот же человек – отпрыск Йогайлы, великий князь Казимир (великий князь литовский в 1440-1492 годах, польский повелитель с 1447 года). При Витаутасе границы Великого княжества Литовского и
столичного княжества проходили в районе Можайска и верховьев реки Оки. И если уже с середины XV века была очень определенная граница
Великого княжества с обоими орденами – Тевтонским и Ливонским, то его восточные рубежи были нечеткими, практически прозрачными.

В XV веке Великое княжество Литовское было федеративным государством с преобладанием славянских земель. С середины столетия в нем складывается единое правящее сословие. Шляхта (дворянство) составляла значимый слой населения – до 8-10%, еще больше, чем в соседнем столичном государстве. Литовская шляхта владела в государстве всей полнотой политических прав. Органы шляхетского управления – сеймы и сеймики – решали важнейшие вопросы как на общегосударственном, так и на местном уровне.
хоть какой рядовой шляхтич без всяких для себя последствий мог отсиживаться дома во время войны. Политику творили наикрупнейшие землевладельцы – магнаты, под контролем которых с середины XV века практически находилась власть великого князя. В конце этого столетия формируется коллегиальный орган – Рада панов,
- без согласия которого великий князь не мог отправлять послов (не мог он и отменять решения Рады панов). Богатству литовских магнатов (посреди них выделяются такие блестящие фамилии, как Сапеги и Радзивиллы, Тышкевичи и
Ходкевичи, Острожские и Гаштольды) завидовали самые богатые люди Польского королевства, ибо их владения не шли ни в какое сравнение с владениями, к примеру, князей Острожских, в фаворитные времена имевших 1300 сел, сотню городов и замков. Многие литовские паны имели обычай воевать меж собой, а время от времени дозволяли себе самовольные набеги на сопредельные страны
(к примеру, Молдавию и Валахию).
всесилие магнатов и шляхты получило четкое юридическое оформление. В
1529, 1566 и 1588 годах были приняты своды законов, именовавшиеся
Литовскими статутами. Они представляют собой примечательные юридические монументы, в которых соединились воедино обычное литовское и древнерусское право. Типично, что все три статута были славяноязычными (язык, на котором они были составлены, был близок к тогдашним белорусским говорам и до 1697 года служил официальным языком канцелярии Великого княжества).
В «золотые времена» Великого княжества Литовского (до конца XVI века) преобладала веротерпимость, практически постоянно мирно уживались католики и православные. Когда в 1387 году языческая Литва воспринимала христианство по католическому ритуалу, Йогайла и Витаутас решительно воспротивились повторному крещению собственных православных подданных. До XVI века в религиозной жизни Великого княжества Литовского преобладало православие. Но религиозная Реформация, нашедшая много приверженцев в Великом княжестве, решительно изменила обстановку. Протестантизм, идеи Лютера и Кальвина сильнее всего затронули верхушку православной части общества. Смена вер стала специфичной модой посреди магнатов и шляхтичей. Доходило до курьезов.
Известнейший политический деятель, канцлер Великого княжества Лев Сапега появился православным, потом воспринял идеи Реформации, а погиб правоверным католиком. Он был одним из организаторов Брестской церковной унии 1596 года, объединившей на местности Великого княжества Литовского православную и католическую церкви при главенстве папского престола. С этого времени уже не приходится говорить ни о каком религиозном равноправии
– правоверная церковь попала в стесненное положение. Религиозной унии предшествовало более прочное политическое объединение Польши и Великого княжества.
1 июля 1569 года была подписана Люблинская уния, объединившая Польское королевство и Великое княжество Литовское в единое «Государство обоих народов» – Речь Посполитую (польское Rzech Pospolita воспроизводит латинское выражение res publica – в российском произношении «республика»).
Одной из основных обстоятельств объединения стала неспособность Великого княжества своими силами отражать пришествие с востока. В первой половине XVI века войны меж Великим княжеством Литовским и столичным государством следовали одна за другой (1492-1494, 1500-1503, 1512-1522, 1534-1537 годы).
Оформление территорий обоих восточнославянских стран вышло ценой утраты Великим княжеством Брянска, Чернигова, Новгород-Северского,
Смоленска и остальных городов и земель. Военная инициатива частенько переходила из рук в руки. Так, в 1514 году после удачного завершения борьбы за Смоленск столичное войско очень скоро потерпело ожесточенное поражение под Оршей.
но не стоит забывать, что для заслуги данной победы нужно было призвать на выручку польские полки. В дальнейшем таковая помощь для Великого княжества
Литовского становилась все более нужной.
Непосредственным поводом для сотворения Речи Посполитой стало взятие Иваном
Грозным Полоцка 15 февраля 1563 года. Утрата наикрупнейшго торгового и культурного центра принудила магнатов поступиться вековыми свободами. На польский сейм отправилась делегация во главе с литовским канцлером и вильнюсским воеводой Радзивиллом Черным. Но как лишь пришла известие о поражении столичных войск на реке Уле (январь 1564 года) канцлер сходу прервал переговоры.
И все же упорство литовских магнатов было наконец сломлено. В 1568 году на польский сейм отправилась новая делегация. Сменивший погибшего канцлера
Николай Радзивилл Рыжий тщетно пробовал предотвратить неизбежное. В итоге Люблинской унии образовывалось федеративное правительство площадью около 950 тыщ квадратных км с популяцией около 8 миллионов человек (в том числе в Великом княжестве Литовском соответственно 300 тыщ квадратных км и 2 миллиона человек). К Польше перешли Подляшье и три богатых украинских воеводства – Волынское, Брацлавское (с восточным
Подольем) и Киевское. По условиям Люблинской унии Великое княжество сохранило все важнейшие признаки государственности: печать, казну, свою монету, отдельное войско.
но с конца XVI века эта некогда грозная держава начинает приходить в упадок. Земли Великого княжества, в особенности белорусские, стают ареной жесточайшего противоборства меж Москвой и Варшавой. Войны, эпидемии, неурожаи нанесли ужасный удар экономике Великого княжества Литовского, от которого страна так и не смогла оправиться. Упадок Великой Литвы неотделим от общего процесса разложения Речи Посполитой – после Северной войны (1700-
1721) княжество и Корона Польская неотвратимо двигались навстречу своему концу. Польская конституция 3 мая 1791 года ликвидировала федеративное устройство и уничтожила самостоятельность Великого княжества. Через четыре года прекратило свое существование и само польско-литовское государство…
сейчас прежние земли Великого княжества Литовского стали территорией новейших независящих стран – Литвы, Белоруссии, Украины, России.
Государственным гербом Литвы стала разновидность известной «Погони» – старинного герба Великого княжества. Массивный тяжеловооруженный всадник стремительно скачет, сметая все на собственном пути.

2. АРХИТЕКТУРА Литвы XIII – XVI веков

Сложность формирования средневекового литовского страны, с разноязычным популяцией, в основном славянским, отразилась на характере его культуры и искусства. До этого всего тут имело место самое непосредственное и неизменное взаимодействие разных традиций. Огромную роль игралась и теснейшая связь Литвы с Западной Европой, в особенности после того, как католичество стало в Литве гос религией. Впрочем, первым литовским князьям была свойственна крупная веротерпимость. В белорусских, украинских, российских землях в ту пору православие не преследовалось и мирно сосуществовало с католичеством. Решительные конфигурации произошли только с принятием Люблинской и Брестской (1596) уний, когда католичество и униатство стали насаждаться насильственно.

2. 1. Готика

Литовское искусство на протяжении XIII – XVI веков претерпело заметную эволюцию. Со второй половины XIV века в Литве стали утверждаться формы готического искусства. В начале XVI века они равномерно уступают место ренессансным формам, проникавшим с Запада совместно с идеями гуманизма и
Реформации. Впрочем, «и готика, и Ренессанс получают на литовской почве свои характерные особенности, которые определяются как местными художественными традициями, так и действием художественных культур
Византии и белорусского, украинского, российского, польского народов». (1,
185)
Непрестанные нападения крестоносцев и меченосцев на Литву требовали укрепления страны. Уже в XIII веке она была застроена несколькими линиями крепостей, частенько возникавших на месте городищ общинных землевладельцев либо феодальных замков. Планировка этих крепостей подчинялась рельефу городища либо местности, а также стратегическим задачкам.
Об этом свидетельствуют раскопки в Апуоле, Импильтисе, Аукштадварисе,
Велионе и остальных местах, где на местности старых городищ в XIII-XIV веках были сооружены древесные крепости-замки. «Их комплекс состоял из фактически крепости-замка и расположенных неподалеку одного либо нескольких форбургов (предзамков). Замок являлся архитектурным центром, господствуя над городом либо поселком. Площадь замка имела форму овала либо эллипса и различалась большими размерами (до четырех гектаров и больше). До первой половины XIV века главными элементами крепостей были валы и рвы. Позднее по верху валов возводились дубовые частоколы либо срубные конструкции, которые заканчивались парапетами». (50, 37) Некие крепостные замки имели четырехгранные башни неодинаковой высоты с высокой четырехскатной кровлей.
Башни придавали выразительность силуэту замка.
С первой половины XIV века повсеместно появляются каменные оборонительные замки. Строительным материалом для самых старых из них был камень. Кирпич начинают обширно использовать только с середины XIV века.
ранешние каменные литовские замки делятся на два типа – единичные и комплексные. Первые встречаются в разных вариантах. Замки, имеющие в плане вид неверного четырехугольника, были защищены лишь обводными стенками, внутри которых находился открытый двор. В стенках находились одна высокая сторожевая башня и несколько более низких на углах либо в центре стенок. Они определяли силуэт крепости. Верхние части стенок имели бойницы. С внутренней стороны на высоте бойниц были либо кирпичные парапеты либо древесные галереи. Во дворе замка длительное время возводились древесные сооружения, и лишь в начале XV века их начали заменять каменными. Со второй половины XV века в обводных стенках, в очертаниях арочных просветов, бойниц и ворот возникают элементы готической архитектуры. Получают готическое решение и сооружения во дворе замков. К описанному типу относятся замки в Каунасе, Мядининкай, Эйшишкес, Лишкяве и остальные, а также замки в Крево и Лиде, возведенные в западной Белоруссии. Техника кладки их стенок напоминает технику кладки замков Ливонского ордена XIII-XIV веков.
Замок в Мядининкай – это самая большая в Литве крепость кастелльного типа.
Его площадь, практически квадратная в плане, со рвами и внешним валом равна 6,5 гектарам. Все четыре стенки замка имели стрельчатые арочные ворота и четырехугольные башни. Основная пятиэтажная башня (высота около 30 метров) стояла на северо-западном углу (сохранились остатки); три верхние этажа башни были жилыми. (6, 53) Суровый внешний вид, характерная для каменных литовских крепостей конструкция (кладка из валунов с применением кирпича только в отдельных частях стенок в виде поясков, в просветах и отчасти в сводах перекрытий), отсутствие признаков исторических стилей (не считая отдельных частей готики) – более значительные особенности этого замка.
Крепости второго типа представляли собой сложные комплексы сооружений
(замки в Вильнюсе, Новый Тракай, а также построенные литовцами замки в
Гродно и Новогрудке). Каменные стенки крепостей имели облицовку из красного кирпича и были укреплены башнями. Дворцовые каменные постройки примыкали к стенкам. Самыми главными в оборонительной системе являлись вильнюсский и тракайский замки.
В XIV веке в Вильнюсе было два замка – древесный, разрушенный тевтонцами в 1390 году, и каменный. Комплекс второго состоял из двух частей: верхней и нижней. Верxний замок, помещавшийся на площади городища и имевший форму усеченного конуса, окружала высокая стенка с четырьмя башнями и въездными воротами. Новой по форме была западная башня – восьмиугольная, на четырехгранном фундаменте. Несколько позднее во дворе замка был построен трехэтажный замок, который примыкал к стене. Плоскости стенок оживлялись стрельчатыми готическими окнами, на втором и третьем этажах, украшенных профилированными глефами. Комнаты размещались анфиладой. (24, 82) В
XIII - XIV веках у подножия Верхнего замка из укрепленного поселения образовался Нижний замок. Он был окружен стеной, валом и рвом. В стене было восемь восьмиугольных и круглых башен и пять въездных ворот. Резиденция великого князя Гедиминаса (1316-1341) (фундамент его дворца сохранился) находилась у подножия западной части городища. Рядом с ней позднее были возведены замок великого князя Йогайлы (1377-1392) и кафедральный собор.
В Озерном крае, в городе Тракай, находятся остатки замка на полуострове и замок на полуострове озера Гальве. Замок на полуострове (вторая половина XIV – начало XV века) состоит из княжеского дворца-резиденции, обнесенного оборонительными стенками с тремя сильными пятиэтажными башнями на углах и башней с проездом. Дворцовая часть замка разделена от огромного двора каналом с переброшенными через него двумя каменными стенками на сдвоенных арках.
«Дворец, состоящий из двух трехэтажных корпусов и пятиэтажного донжона
(башня высотой около 34 метров), имеет закрытый внутренний дворик. В донжоне был проезд с подъемным мостом. Донжон и нижние ярусы остальных башен в плане квадратные, верхние ярусы башен – круглые, с бойницами для пушек».
(23, 103) Стилистически архитектура замка связана с готикой. Стенки дворца со стороны внутреннего дворика и дверные просветы украшены прямоугольными рядами фасонных кирпичей. Проезд донжона перекрыт нервюрным крестовым сводом, опирающимся на как бы консоли в виде головки мальчика (не сохранились); помещение пятого этажа имеет нервюрный звездчатый свод; стенки были украшены многоцветной росписью. В правом корпусе дворца, на втором этаже, расположен основной зал, который перекрыт звездчатым сводом. Его стенки и своды были расписаны аль фреско (многофигурные композиции светского содержания и орнаменты). Окна зала и остальных жилых помещений имели витражи.
Ансамбль различается прелестной пространственной композицией, монументальностью, величественностью и является шедевром оборонительного зодчества Литвы.
С XIII века в Литве начинают возводиться католические и православные церкви. После официального принятия христианства в 1387 году в стране в основном стали строиться католические храмы. В них совершались не лишь ритуалы, но и происходили боярские суды, собрания, а в неких помещались школы. Для этих сооружений характерны небольшие размеры и строгая функциональность. Конструкция и формы свидетельствуют об утверждении готического стиля.
В конце XIV - первой половине XV века на литовские храмы стали оказывать влияние замковая архитектура и готические храмы Францисканского ордена и
Восточной Пруссии. Их различают толстые облицованные кирпичом стенки. Редко расположенные небольшие окна подчеркивали широкие плоскости стенок. Эти плоскости декоративны благодаря красному цвету кирпича, рисунку их кладки, серым швам из извести, а время от времени и орнаменту из темного клинкерного кирпича.
«Характерную для готики вертикальность подчеркивали контрфорсы, высокие двухскатные черепичные крыши, расчлененные неглубокими нишами, фронтоны, полуциркульные либо стрельчатые окна и двери». (34, 195)
Во второй половине XV - первой половине XVI века храмы, сохраняя старую композиционную базу, получают новейшие черты. Стенки стают выше, а потому менее ощутима их тяжеловесность. Контрфорсы, более выразительные по рисунку, выполняют уже не столько конструктивную функцию, сколько роль декоративного элемента. Просветы окон и дверей растут и получают новое оформление из фасонного кирпича. Крестовые, звездчатые либо ячеистые своды перекрывают внутреннее пространство помещений. (73, 95)
Характерная черта плана литовских готических костелов – прямоугольные залы с длинными хорами, которые заканчиваются трехгранной апсидой.
Готические костелы имели один либо три нефа. Однонефные храмы, небольшие и почаще всего без башни, имели мощные формы, и в их внутреннем пространстве ширина преобладала над высотой. Первое из узнаваемых нам литовских каменных сооружений – костел Миндаугаса в замке Гродно (середина XIII века). Своим планом и пространственным решением он близок романской часовне святого
Георгия в Риге (начало XIII века).
прототипом литовского храма XIV века может служить костел святого Николая в
Вильнюсе. Он различался тяжелыми формами. Небольшие окна и вход венчались полуциркульной аркой. Верх храма украшали зубчатые фронтоны. В XVI веке костел был переделан в трехнефный. Древнейший из сохранившихся костелов
Литвы. Построен еще до принятия в Литве католичества, возможно для иностранцев. Маленький, безбашенный, с массивными стенками, практически квадратный в плане, трехнефный, зального типа, с короткой трехгранной апсидой и с диагональными контрфорсами на углах. Различается характерными чертами готического стиля с некоторыми элементами романского стиля (полукруглые арки). основной фасад симметричен. Портал робко декорирован двумя рядами профилированных кирпичей. Плоскость фронтона украшена тремя группами разной высоты ниш, которые собственной ритмикой и игрой светотени оживляют плоскость фасада. В стенках апсиды имеются узенькие ниши. Внешний вид костела жесток, но его интерьер кажется просторным и праздничным. Две пары изящных восьмигранных столбов с гранями, сложенными из фасонных кирпичей, поддерживают сетчатые нервюрные своды. Хор от нефов разделен килевидной аркой. Обычный и ясный композиционный строй костела повлиял на архитектуру более поздних готических храмов Литвы. (68, 206)
Самый известный посреди однонефных храмов – костел святой Анны в Вильнюсе
(1500-1580) воплощает фаворитные заслуги храмовой архитектуры Литвы в эру готики. Он имеет длинную высшую центральную часть и две башни, обрамляющие западный фасад, отчего значение последнего необыкновенно растет. Его средняя часть завлекает прихотливой линейной и светотеневой игрой, которая возникает благодаря стрельчатым аркам и по-различному профилированным кирпичам. Главным мотивом композиции являются различно профилированные прямоугольники, связывающая их клинообразная арка и вписанная в нее полуциркульная. Венчают фасад пинакли. Вся композиция западного фасада различается четкостью пропорций. Основной мотив боковых фасадов – стрельчатые окна и контрфорсы – отголосок вертикальных частей основного фасада. (30,
13) Благодаря совершенству и изяществу композиции костел святой Анны является шедевром готической архитектуры Прибалтики.
сразу с однонефными в Литве сооружались трехнефные зальные костелы. Размеры их основной части и соотношение с хором были разные.
Примером может служить перестроенный в 1419-1430 годах Вильнюсский кафедральный собор. Его внутреннее пространство делилось на три нефа восьмигранными столбами (филярами). Две фасадные башни соответствовали боковым нефам. (32, 158) В XVI веке интерьер упомянутого костела святого
Николая в Вильнюсе тоже был разделен четырьмя столбами на три нефа, а древесный потолок заменен сводами с сетчатым нервюрным узором.
Самый большой готический храм в Литве – это Бернардинский костел в
Вильнюсе (1500-1516). Он предназначался не лишь для культовых, но и оборонительных целей, о чем свидетельствуют бойницы в верхней части фасадов, башни по бокам основного, западного, фасада, а также крупная башня. Восемь стройных, мягко профилированных столбов делят внутреннее пространство костела на три нефа, направляя взор к сводам, подчеркивая вертикальный ритм интерьера. В боковых нефах еще сохранились нервюрные узоры и ячеистые своды. (64, 126) Декоративное решение сводов, игра их орнаментов характерны для поздней готики Литвы. В интерьере поражает его высота
(19 метров), триумфальная арка отделяет центральный неф от хора, восьмигранные готические столбы поддерживают своды. Интерьер украшают ажурные готические стальные двери, амвон со скульптурами, барочные алтари, тут же расположены мемориальные монументы начала XVII века (надгробие князя С. Радзивилла, 1618 год, скульптор В. Ван дер Блоке; надгробие генерала П. Веселовского, 1635 год). (14, 380)
Упомянутая восьмигранная крупная башня в бернардинском костеле является одной из самых прекрасных башен в Литве. По сравнению с восьмигранной башней костела Витаутаса в Каунасе (1400) и другими башнями масса её еще легче. Декоративная выразительность возникает тут благодаря природным свойствам профилированного кирпича.
После учреждения при великом князе Альгирдасе (1345-1377) отдельной православной митрополии в Вильнюсе было возведено несколько церквей. Самая старая из них – церковь Пречистой Богоматери (с 1415 года – собор) была построена в 1346 году для колонии православных обитателей Вильнюса и приезжающих российских купцов. По очертаниям фундамента и более поздним описаниям можно судить, что в плане она была близка к квадрату и имела купол (влияние древнерусского зодчества). После 1520 года она получила высшую двухскатную кровлю. Во время войн XVII века церковь была разрушена, а в XIX веке на её месте возведен храм совершенно остальных форм. (9, 83)
Старый план и пространственное решение сохранили, хотя и лишились начального вида, церковь святой Троицы и церковь святого Николая
(возведены около 1514 года). Их вид был близок готическим храмам. Но тройные полукруглые апсиды свидетельствовали о воздействии древнерусской архитектуры. Великий князь Стефан Баторий (1576-1586) запретил в Вильнюсе и в остальных городах Литвы строить новейшие либо чинить старые православные церкви. Старые русско-византийские церкви поэтому пришли в упадок, а новейшие, построенные в большинстве в XIX веке, архитектурно являются малоценными.
Замки и культовые сооружения сыграли огромную роль в формировании архитектурного вида литовских городов. Своими силуэтами они выделялись посреди гражданских сооружений города и объединяли их.
остальные постройки Литвы публичного характера имели сходство с жилыми домами. Большой энтузиазм представляет здание сохранившейся в Каунасе конторы местных купцов – так называемый «Дом Пяркунаса». Фасад двуэтажного строения имеет выразительное готическое оформление. Его венчает ажурный фронтон, красивейший в гражданской архитектуре Литвы, и быть может, всей Прибалтики.
Композиционная база декорации строения – мотив клинообразной арки из профилированного кирпича (как на фасаде костела святой Анны в Вильнюсе).
С середины XV века в Вильнюсе и Каунасе на основных улицах и на торговой площади каменные дома начинают вытеснять древесные. Каменные дома были одноэтажные, двуэтажные, а время от времени и трехэтажные, с двухскатными высокими крышами и мансардными окнами. Время от времени их украшали фронтоны, неглубокие ниши, межэтажные фризы и профилированные карнизы. Окна и входы были арочные.
Торговые конторы и остальные служебные помещения внутри имели ячеистые либо нервюрные звездчатые своды.

2. 2. Ренессанс

В начале XVI века на смену готике приходит Ренессанс. Огромное значение для распространения ренессансных форм имело развитие городов, проникновение в Литву западноевропейской культуры и науки. Борьба купцов и ремесленников против церковных феодалов равномерно подготавливает движение Реформации.
Реформаторов поддерживали время от времени и представители правящего класса, так как церковная церковь стремилась подчинить феодалов. Когда в итоге
Люблинской унии была упразднена государственная самостоятельность Литвы, огромное значение заполучила защита государственного языка и культуры.
С первых десятилетий XVI века ренессансный стиль в литовской архитектуре развивается под влиянием итальянского, а позднее нидерландского и германского зодчества, сохраняя совместно с тем местные особенности. Практически все сооружения той поры потом были перестроены. Судя по уцелевшим, видно, что строители стремились к ясности форм, композиционной цельности, симметрии.
Кладка из кирпича штукатурится. Полуциркульная арка сменяется четырехугольными просветами и поверхность стенок становится ровной. Правда, сохраняются приспособленные к местным климатическим условиям высокие крыши в костелах и более низкие во дворцах. Крыши дворцов украшаются аттиками, плоскости которых оживляются пилястрами и «слепыми» аркадами. Начинают применятся ордерные колонны, но ордер в литовской архитектуре обширно не распространяется. (28, 95)
Своеобразие строительного почерка определяется в большой степени работой местных каменщиков. Усваивая принцип итальянской и нидерландской ренессансной архитектуры через иностранных мастеров, работающих в Литве, они начинают проектировать и строить без помощи других.
По числу обитателей столица Великого княжества Литовского не уступала огромным городам Европы. Во второй половине XV века главные улицы Вильнюса застраиваются каменными домами. В начале XVI века город имел радиальное размещение улиц. (42, 165) На структуру ранее сложившихся литовских городов Ренессанс заметного влияния не оказал. Идеи ренессансной городской планировки можно найти в XVI веке только в начинающих формироваться городах, к примеру в Биржай.
базу литовских поселений составляли жилые дома, возникшие еще в период готики. В XVI веке обращается огромное внимание на их внешнюю представительность и удобство помещений. Главным упором фасадов стают въезды, порталы, фронтоны.
В зодчестве эры Ренессанса видное место занимали замки-резиденции.
неизменная угроза нашествий крымских татар принуждает заботиться об их обороноспособности. Эти сооружения имели в известной степени крепостной характер и наследовали много черт более ранешнего крепостного зодчества.
Поэтому конкретно в их архитектуре происходит дальнейшее развитие местных традиций. Эти замки строятся на холмах и равнинах, опоясываются валами и многоводными рвами. Их четырехугольный план восходит к замкам, возведенным на равнинах (ранешний Каунасский замок). Черта, характерная для Ренессанса: выступающие башни с бойницами строятся симметрично, по четырем углам крепостной стенки. Таковы замки в Геранайняй, Альшенай и замок Гайценишкяй.
Замок-резиденция в Геранайняй, сохранившийся в развалинах, строился для вильнюсского воеводы Альберта Гоштаутаса. К этому времени уже стоял каменный замок. В 1519-1529 годах конструктор Мисиел укрепил его валы каменными обводными стенками и круглыми выступающими башнями по углам.
Посредине просторного двора возвышался двуэтажный четырехугольный в плане замок, также с круглыми выступающими башнями по углам и внутренним двором.
Лаконичные плоскости стенок оживляли арочные просветы окон. Замок был оштукатурен. Нижние части обводных стенок были сложены из камня, верхние – из кирпича, как в замке Мядининкай. Широкий ров, ручейки и болота создавали впечатление, будто замок расположен на полуострове. (50, 176)
По эталону итальянских замков-бастионов был возведен Биржайский замок
Радзивилла (1575-1589).
посреди замков-резиденций более известным является вильнюсский Нижний замок (В XIX веке он был разрушен). Перестройка старого дворца была закончена до 1530 года. В плане он представлял собой вытянутый четырехугольник и состоял из четырех корпусов с внутренним двором. Любая часть двуэтажного дворца имела свои отличия. Силуэты стенок завершались высоким аттиком, плоскость которого бала расчленена пилястрами с арками и бойницами. Ряды окон были сгруппированы совсем свободно. В южной части находился портал, который размещался асимметрично по отношению к вертикальной оси фасада. Двор окружали скрытые аркады. (21, 78)
остальные постройки – кафедральный собор, замковый костел, жестоко пострадавшие от пожара 1530 года, были сооружены итальянцами – представителями тосканской школы Мария Подовано и Бартоломеусом Беррецци, а также сиенцем Джованни Цинни. За работами смотрел строитель Вильнюса Фридрих
Уншерфт. (42, 97)
Наряду с замками возводились и дворцы. Посреди них следует упомянуть замок
Сиесику (около 1517 года) – прямоугольное здание с башнями по углам, замок
Раудондвариса (первая половина XVII века), имеющий только одну башню, и наконец, замок Януша Радзивилла в Вильнюсе (закончен в 1600), представляющий собой ансамбль из четырех двухэтажных корпусов, объединенных трехэтажными павильонами с золотыми куполами. Несколько другого характера строения вильнюсского института (1584-1603, конструктор Повилас
Бокша). Вокруг четырехугольных дворцов тут были расположены двуэтажные корпуса с открытыми галереями в духе северного Ренессанса. Сложный, состоящий из нескольких корпусов ансамбль института создавался равномерно и занимает центральный квартал старого города. В его системе тринадцать закрытых дворов, носящих имена выдающихся литовских ученых, писателей, архитекторов, живописцев – деятелей института. В эру
Ренессанса были построены (либо включены в комплекс ранее возведенные постройки в готическом стиле) трехэтажные корпуса с открытыми аркадами галерей (по примеру итальянских), вокруг основных дворов. Позднее были построены остальные корпуса и около них также были предусмотрены дворы. В 1753 году возводится обсерватория в стиле барокко (конструктор Т. Жебраускас), а в 1782-1788 годах – пристройка к ней в стиле классицизма, с двумя башенками и декоративным фризом (конструктор М. Кнакфус). В корпусах находятся залы, объемно-пространственное и декоративное решение которых представляет собой значительную художественную ценность. Посреди них зал литовского художника П.
Смуглявичюса (1745-1807) с цилиндрическим сводом с люнетами (начало XVII века), в центре которого расположена фреска (XVII век, автор неизвестен), изображающая деву Марию, осеняющую плащом ученых мужей старой академии, и классической росписью стенок, исполненной П. Смуглявичюсом в 1802 году; зал польского историка И. Лелевеля (1786-1861), в стиле барокко, с крестовым сводом с люнетами и гризайлевой орнаментикой; колонный зал в стиле классицизма. (13, 306) Близкое решение имеет и общежитие института (1582-
1622). Общежитие состоит из трех трехэтажных жилых корпусов вокруг прямоугольного внутреннего двора. Заместо коридоров – открытые аркады галерей во всех этажах, решенные в стиле позднего Ренессанса. Стенки над арками были расписаны портретами римских пап (не сохранились). Фасады, выходящие на улицу, имеют прямоугольные окна без наличников.
Ренессансные черты не могли получить широкого распространения в архитектуре литовских храмов из-за религиозной борьбы. Католическое духовенство до середины XVI века ориентировалось на готику, а с третьего десятилетия XVII века, объединившись с иезуитами, стало склоняться к барочной архитектуре. В XVI веке строились храмы католиков, евангелистов, реформатов и униатов, архитектурные решения которых не достаточно чем отличались друг от друга. На периферии эти храмы сооружали местные профессионалы. Почаще всего это однонефные церкви различных размеров.
некие храмы сохраняют в очертаниях оконных и дверных просветов и в неких остальных деталях элементы готики. На углах главных фасадов время от времени помещаются круглые башенки (костелы в Симна, Камаяй, вильнюсские костелы святого Михаила, святого Стефана). Их самые характерные декоративные мотивы
– глухие арки, членящие плоскости стенок, фронтоны, аттики. В капителях пилястров время от времени встречается мотив стилизованных ветвей руты. Карнизы легкие, с несложным профилем.
В период утверждения в архитектуре ренессансных форм крупные феодалы были заказчиками храмов, являвшихся своеобразными мемориальными сооружениями.
Костел святого Михаила в Вильнюсе (1594-1625) был мемориальным храмом
Сапеги. Это однонефная церковь, перекрытая цилиндрическим сводом со стуковыми узорами. Стенки внутри декорированы сильно выступающими пилястрами, трехступенчатый алтарь из темного, зеленоватого и кофейного мрамора выделяется на светлых стенках.
О позднеренессансных тенденциях свидетельствует трехнефный базиликальный костел Всех святых в Вильнюсе (1620-1631). Его фасад увенчан фронтоном.
Храм является главной частью ансамбля кармелитского монастыря. Это костел безбашенного типа, план которого в форме латинского креста. Внутреннее пространство различается своеобразием: заместо трансепта – боковые часовни.
Своды цилиндрические, с люнетами. Стенки нефов и своды, купола боковых часовен украшены орнаментом и фресками с сюжетами из жизни святых и истории
Литвы. В интерьере находятся восемнадцать алтарей со сложным полихромным и скульптурным декором. Для главенствующего алтаря характерна сдержанность форм. Два боковых балкона в стиле рококо расположены в хоре. (14, 380) Костел представляет собой один из ранешних и ценных образцов безбашенных храмов.
В начале XVII века усиливается церковная реакция. В ренессансных костелах все сильнее появляются готические реминисценции. Так, костел в
Скаруляй (1620-1622) своими декоративными элементами близок ренессансным формам, но его планово-объемное решение больше напоминает готику.
сразу с ренессансной архитектурой в зодчестве Литвы возникает барочное направление. Костел святого Казимира в Вильнюсе (1604-1618, подвергся реконструкции в 1655, 1749) получает композиционное решение в виде латинского креста, близкое церкви Иль Джезу в Риме. Но в 1618 году в архитектуре этого храма еще совсем отчетливо проступали позднеренессансные традиции. Внутри господствовали готические пропорции, строители отказались от боковых капелл, своды ризницы были украшены ренессансным геометрическим орнаментом. Западный тонкий фасад фланкировали две башни, боковые фасады имели огромные контрфорсы. Барочное оформление костел получил позже во время реконструкции.
Формы переходные от Ренессанса к барокко характерны для капеллы святого
Казимира (1623-1636) при вильнюсском кафедральном соборе.

На землях Великого княжества Литовского и конкретно на местности
Литвы работали как приезжие, так и местные профессионалы. Приезжие профессионалы и их последователи привносили с собой в искусство Литвы традиции художественной культуры из остальных государств, в частности из Руси, с Балканского полуострова
(по мнению Р. Батуры и В. Пашуто в Литве работали наряду с русскими мастерами живописцы сербского и болгарского происхождения) и из средневековых стран Западной Европы. В той «борьбе за Литву», которая начиная с XIII века шла меж православной и церковной церковью, эти художественные влияния с Запада и Востока имели определенную идеологическую окраску. Средневековое искусство Литвы никак не укладывается в формы лишь западной (до этого всего готики) либо лишь восточной ориентации. Разные произведения и технологии переплавлялись тут в явления самобытные, отмеченные печатью местного своеобразия.
Подводя итоги первой главы, можно сказать, что начало эры Ренессанса в искусстве Литвы можно отнести ко второй трети XVI века, хотя в это время сохраняются еще черты готического стиля. Ренессанс, таковым образом, выступает рядом с готикой, практически сразу сооружаются ренессансные дворцы и готические костелы (в культовой архитектуре готика держалась дольше и упорнее). Более того, в ряде памятников Литвы XVI века готические традиции смешиваются с художественными принципами Ренессанса. Во второй половине XVI и в первой половине XVII века, когда Ренессанс еще держится в искусстве и описывает стилевое решение многих памятников, в публичной жизни Литвы идут уже новейшие процессы, предопределившие разрушение тех эстетических эталонов, которые выдвинул Ренессанс. С 60-х годов XVI века усиливается пришествие контрреформации. С 1569 года разворачивают свою активную деятельность в Литве иезуиты. Создается противоречивая ситуация, при которой некие формы ренессансной культуры распространяются в Литве, в условиях, когда земли для развития этого художественного явления уже не было. В это же время в архитектуре Литвы намечаются некие тенденции маньеризма. С начала XVII века идет процесс сложения стиля барокко, развивающегося параллельно с поздним Ренессансом.
В целом, эра Ренессанса знаменовала значимый прогресс в художественной культуре Литвы: преодоление средневековых канонов, начинавших тормозить развитие искусства, расширение спектра видов, жанров, углубление гуманистического содержания искусства, освоение не лишь формальных особенностей стиля, но и сложной ренессансной проблематики.
но развитие Ренессанса в Литве было ограниченным. Век его был недолгим. Волна контрреформации скоро обхватывает те аристократические круги, которые были социальной опорой Ренессанса в Литве, и совместно с обострением идеологической борьбы происходит смена стилей в искусстве.

3. Архитектура Литвы XVII – XVIII веков

Со второй половины XVII века, после окончания продолжительных войн с
Россией и Швецией объединенное литовско-польское правительство Речь
Посполитая стало восстанавливать и укреплять свою экономику; получили развитие торговые связи с западноевропейскими и восточноевропейскими странами. Но при этом господствовали феодальные дела: возрастала барщина, увеличивались оброки; за счет крестьянства обогащались магнаты, сосредоточившие в собственных руках большие материальные ресурсы. Это усиливало их экономическую мощь, подготавливало почву для установления их политической диктатуры. Непосредственность торговых и культурных контактов с другими странами и все углублявшиеся внутренние противоречия сказались на художественной жизни Литвы XVII - XVIII веков.

3. 1. Барокко

Распространение стиля барокко, совпавшее в остальных странах Европы с расцветом абсолютизма, в Литве приходится на время господства больших феодалов и церковной церкви, покрывшей литовскую землю густой сетью монастырей.
Церковников и феодалов не завлекало искусство Ренессанса, отличавшееся светскостью, простотой и умеренностью форм. В собственных дворцах и храмах они стремились к роскоши, блеску и репрезентативности. Самые активные и ярые сторонники контрреформации – иезуиты – пропагандировали барокко, которое в
Литве возникло до этого всего конкретно в церковных церквях, в особенности в середине и второй половине XVII века.
Господство позднего барокко в литовской архитектуре продолжается с конца XVII практически до конца XVIII столетия. Важнейшим этапом его развития являются 1735-
1765 годы.
Во второй половине XVIII века в Литве начинается постепенное разложение феодализма и зарождение капиталистического метода производства. Утрата цехами прежней роли и возникновение первых феодальных мануфактур – характерный признак этого процесса. Наряду с барокко в это время можно отметить уже становление классицизма. В конце XVIII столетия при главной школе Великого княжества Литовского формируются первые кафедры искусства, закладываются базы государственной художественной школы. Касаясь соотношения отдельных видов искусства в XVII – XVIII векax, нужно сказать, что обширное распространение получили архитектура, монументальная живопись и скульптура.
На распространение барокко в Литве основное влияние оказывала итальянская архитектурная школа, а также связи с Россией, Саксонией, Францией и другими странами. При всем этом литовское барокко обладало колоритными региональными чертами. В формировании литовской школы барокко большую роль сыграли местные архитекторы и живописцы, профессионалы же, прибывавшие из остальных государств
Европы, частенько подчинялись уже сложившимся традициям. (65, 24)
Архитектура барокко второй половины XVII века различается нарядностью, разнообразием и богатством синтеза зодчества и изобразительного, а также декоративно-прикладного искусства. В XVIII веке архитектурные формы позднего барокко отмечены легкостью в прорисовке силуэта строений, изящным декором фронтонов, многообразием профилей арочных просветов. Необычайно пластичную интерпретацию получает ордер.
В новом стиле возводятся строения различного назначения, но ярче всего он проявился в зданиях церквей и резиденций больших феодалов.
Интересно применялось барокко в архитектуре малых форм – ворота, ограды и в особенности мемориальные монументы.
Одной из первых зданий ранешнего барокко в Литве является костел святой
Терезы (1633-1650, конструктор К. Тенкалло). Построен по заказу вице- канцлера Великого княжества Литовского С.К. Паца. Входит в ансамбль кармелитского монастыря.
В плане костел трехнефный, асимметричный (в восточной стороне – капелла и коридоры, в западной – колокольня), имеет базиликальное внутреннее пространство, которое перекрыто цилиндрическими сводами с люнетами; над центральным алтарем – сферический свод. Различается в особенности гармоничным – близким к ранешным формам барочных римских костелов – основным фасадом, безбашенным, симметричным, разделенным на два главных яруса. Центр нижнего яруса акцентируется высокой нишей, в которой устроен портал, оформленный двумя колоннами с сандриком, с выемкой и картушем, волютами и оконным просветом хора над ним. В центре верхнего яруса помещено нарядно оформленное круглое окно с профилированным наличником, сегментным сандриком и балюстрадой; по сторонам расположены спаренные ионические пилястры и высокие волюты. Фасад увенчан высоким треугольным фронтоном с гербом семьи
Пацов в центре. Все декоративные элементы главенствующего фасада выполнены из темного и белого мрамора и гранита. (57, 138) Интерьер различается изысканными пропорциями и нарядностью дизайна, в особенности основной неф, который выше и в два раза шире боковых. Стенки меж просветами полукруглых арок в нефах расчленены спаренными пилястрами с пышноватыми коринфскими капителями, над которыми проходит декоративный орнамент. Паруса купола украшены лепниной сложного рисунка. Главные художественные акценты интерьера – разноцветные с позолотой алтари (девять алтарей; восемь из них в стиле рококо, середина XVIII века, выполнены из песчаника). Центральное место в костеле занимает двухъярусный алтарь святой Терезы – один из самых значимых и уникальных в Литве. В нем помещены две картины: «Экстаз святой Терезы» (первая половина XIX века, живописец К. Русяцкас) и «Мадонна с младенцем и святым Казимиром» (конец XVIII века, живописец С. Чехавичюс).
Своды главенствующего нефа, купол, частично стенки и некие плоскости боковых алтарей расписаны фресками на сюжеты из жизни испанской кармелитской монахини святой Терезы, представляющими существенное художественное явление в позднем барокко в Литве.
Планы литовских костелов ясные, большей частью симметричные; в них нет выступов, сложных кривых форм и линий, нет неясности в распределении помещений. Костелы строятся двухбашенные с планом в виде латинского креста, двухбашенные прямоугольной планировки, центрально-купольные. По силуэту и композиции в особенности характерны двухбашенные костелы с плоским основным фасадом.
Двухбашенные костелы, имеющие план в виде латинского креста, обширно распространяются во второй половине XVII века. Самым значимым их прототипом считается костел святых Петра и Павла в Вильнюсе, построенный в
1668-1676 годах. Совместно с монастырем каноников Латерана он стоит на красочном и возвышенном месте в лесистом районе Антакальниса. Инициатором стройки был большой феодал М. К. Пац, разбогатевший во время войн середины XVII века. Конструктор костела И.Заор из Кракова; с 1670 года строительными работами управлял Фредиани ди Лука.
План и решение внутреннего пространства костела святых Петра и Павла в основном следуют схеме костела святого Казимира в Вильнюсе, а две лестничные башенки в углах ризниц и мелкие часовни являются как бы своеобразным композиционным и функциональным повторением традиций литовского Ренессанса, берущих свое начало еще в готических храмах.

снаружи костел не различается единством архитектурных форм, хотя эти формы достаточно монументальны: мощный, не совсем соразмерных пропорций купол; низкие, круглые в первом ярусе и восьмигранные в верхних ярусах башни фасада; тесновато вклинившийся меж ними треугольный фронтон, по композиции близкий классическому портику. Создается впечатление, будто в фасаде костела смешаны стилистически разные элементы различного масштаба. Зато интерьер храма является высоким прототипом синтеза архитектуры и искусства.
Предпочтение тут отдается пластическим композициям из белого стука, фигурным и орнаментальным. Некоторую роль играются и фрески на сводах.
Интерьер костела святых Петра и Павла – это характерный пример использования скульптуры в период расцвета барокко. Некие эскизы его скульптурного убранства делал И. Шрейтерис, всеми скульптурными работами правили профессиональные профессионалы Д. Галли из Рима, П. Перти из Милана и их основной ассистент М. Жялявичюс из Вильнюса. Костел святых Петра и Павла различается неестественным изобилием скульптур и рельефов, оригинально размещенных на стенках продольного нефа, трансепта, боковых часовен, на сводах и в куполе. Тут одних только фигур более двух тыщ (их исполнением управлял П. Перти), не считая того есть разная орнаментальная лепнина
(управляющий работ – Д. Галли). тема скульптур обширна: это евангельские и исторические сцены, в том числе эпизоды из истории Литвы; много в этих скульптурах и бытового элемента. (46, 190)
Несмотря на столь огромное количество изображений, тут нет повторов, нет тождественности в композиции и моделировке. Декораторы интерьера замечательно употребляли как в самих скульптурах, так и в их расположении выразительность симметрии и асимметрии. В художественной переработке разнообразных тем и мотивов чувствуются итальянские влияния и тенденции идеализации. Но эта идеализация порой противоречиво смешивается с искренним, живым реализмом. Многие скульптуры лишены церковной патетики святости, они просты, человечны, и в неких из них чувствуется подлинный драматизм эры. Тут можно встретить типы фермеров и горожан, парней и женщин (к примеру, глубоко эмоциональные девичьи головки в часовне святого
Августина). Воплощение жизни и человечности мы находим в фигуре матери, кормящей грудью дитя. Тема материнства выражена искренне и необыкновенно просто. (65, 274) Контраст роскоши, в которой живет знать, и народной бедности передан в скульптурной группе, изображающей нищего и королеву.
Жизненная правда есть и в статуе Марии Магдалины (предполагают, что это изображена супруга скульптора П. Перти).
В интерьере костела святых Петра и Павла много военных сцен с фигурами рыцарей в латах, достаточно наивно показывающих литовское войско во главе с великим князем Казимиром (1440-1492). меж сценами, связанными тематически, постоянно есть и определенные композиционные, зрительно воспринимаемые контакты. Притом вся эта обильная пластика размещена в пространстве костела тектонично и уместно чередуется со спокойной поверхностью стенок, не покрытых скульптурами либо рельефами. Часто позы либо жесты фигур построены согласно особенностям тех архитектурных частей, в которые эти фигуры вписаны; позы фигур, сидящих на архивольтах часовен, гармонично смешиваются с контурами арок. Во всей данной скульптуре много броской театральности и даже вычурности, вообще свойственных барокко, но она уникальна по своему простодушному звучанию благодаря множеству черт, почерпнутых конкретно в жизни Литвы той эры. (61, 259)
Примером костела с планом латинского креста, в XVIII веке изменившего интерьер умеренного барокко на нарядные формы рококо, был трехнефный доминиканский костел в Вильнюсе (планировка 1679-1688, реконструкция 1748-
1770). Здание различается величавым объемом, играющим важную в панораме старого города. Внешний вид решен сдержанно. Двухбашенный фасад, разделен карнизами на три яруса, которые пилястрами расчленены на три части по вертикали. Основной вход устроен на боковом фасаде в виде портала, красиво оформленного дорическими колоннами, пилястрами и рельефным картушем.
Интерьер различается большой декоративностью и изящностью форм в стиле позднего барокко и рококо. Четыре столпа волнистого профиля, поддерживают парапет хора, украшенный рокайлями («ракушками»), мотив которых повторяется в плафонах и в лепных украшениях стенок. Главные декоративные акценты - шестнадцать огромных алтарей уникальной композиции и амвон, отличающийся пластичностью собственных форм. Купол и своды нефа расписаны фресками на темы из жизни святых (живописец неизвестен). (29, 115)
Двухбашенные костелы прямоугольной планировки бывают однонефными и трехнефными с часовнями, по пространственной трактовке – зального и базиликального типа. Их фасады украшены высокими многоярусными башнями, которые красиво вырисовываются в панораме города и в пейзаже. Однообразные в плане, ярусы башен различаются и по квадратуре, пропорциям, ритму и применению частей барочного декора. Визуально башни объединяются расположенными на высоте третьего яруса декоративными фронтонами, и это смягчает переход к верхним ярусам, где башни смотрятся уже порознь. Одним из первых реконструированных в XVIII веке костелов с плоским двухбашенным фасадом является костел святой Екатерины монастыря бенедиктинок в Вильнюсе
(построена в 1622-1650, реконструирована в 1741-1746 архитектором И.
Глаубицем). Бенедиктинские монастырь и костел совместно с доминиканскими костелом и монастырем представляют собой два важнейших компонента своеобразного юго-западного квартала старого Вильнюса. Костел святой
Екатерины различается высокими (пятьдесят метров) пятиярусными башнями с изящно вкомпонованным меж ними фронтоном. Ритмика пилястр и карнизов фасада и конструктивно обоснована и декоративна. К костелу пристроена гармонирующая с ним малая часовня (конструктор И. Глаубиц, 1746).
Вильнюсский костел миссионеров (1694-1730) наглядно показывает легкость и изысканность форм позднего барокко. Этот трехнефный костел базиликального типа, с часовнями, имеет две пятиярусные башни с совсем эффектными, будто ажурными, верхними ярусами. Костел образует тесный ансамбль с жилыми и подсобными корпусами монастыря. Прекрасно выделяется его основной портал. Храм является частью ансамбля, состоящего из дворца епископа И. Сангушки, монастыря миссионеров и служебного строения. Снаружи выделяется высокими башнями, в интерьере – пышноватым декором в стиле рококо. В костеле сохранился алтарь святого Винцента. Он впечатляет своим высоким художественным исполнением и является показательным примером вильнюсского позднего барокко.
Наряду с обычными культовыми строениями с плоским двухбашенным фасадом встречается несколько реконструированных либо поновой построенных в XVIII веке однобашенных костелов. С основным фасадом башни связываются двояко: в одном случае они стоят в углах фасада, в другом – в центре главенствующего фасада и являются проходными.
Самым увлекательным из однобашенных строений остается трехнефный, базиликального типа костел августинцев в Вильнюсе (1746-1768), входящий в маленький комплекс Августинского монастыря (по своим архитектурным формам он имеет сходство с Дрезденской гофкирхой Г. Кьявери). Посредине фасада, в одной плоскости с ним возвышается пятиярусная башня (41,5 метр высоты) с бессчетными группами колонн и пилястр, с волнистыми ярусными карнизами.
Ярусы различны по высоте и площади сечения. Их ордерные элементы, по- различному трактованные, придают башне необыкновенную нарядность. (33, 469)
Безбашенные фронтонные костелы прямоугольной планировки, однонефные либо трехнефные, зальные либо базиликальные, составляют достаточно значительную группу культовых зданий барокко в Литве. Фасад безбашенных костелов в два- четыре яруса делится по вертикали группами пилястр либо колонн; в предпоследнем ярусе помещаются по сторонам волнообразные изогнутые волюты, на которых стоят вазы либо ажурные стальные кресты, изготовляемые народными мастерами. В XVIII веке было построено несколько новейших костелов этого типа, реконструировались схожим образом и старые.
Одним из таковых реконструированных костелов был костел святого Иоанна в
Вильнюсе (возведен в 1388-1426, перестроен в 1737-1748). Этот костел, являясь частью ансамбля Вильнюсского института, выделяется своим грандиозным объемом и колокольней (высота колокольни с стальным крестом 68 метров, построена в конце XVI века, реконструирована в XVIII веке). При реконструкции костела в корне изменена композиция его главенствующего западного фасада. Начальный готический аккорд еще звучит в трех узеньких больших окнах во втором ярусе, но весь фасад получил отделку в стиле позднего барокко, притом органически увязанную со всей его композицией. Это пластически богато разработанная, насыщенная контрастами теней и света поверхность. Мощный и суровый первый ярус, несет следующие три. Формы равномерно стают более маленькими и легкими. Фронтон фасада имеет волнообразные очертания и заканчивается стальными крестами, ажур которых, вырисовываясь на фоне неба, обогащает контур строения. Поновой построенный в
1748 году в стиле барокко, фронтон хора различается монолитностью; создается впечатление, будто он отлит из одной массы. Архитектура костела святого
Иоанна говорит о большом мастерстве внедрения сложных форм позднего барокко при реконструкции строений, об умелой их связи с сохранившимися чертами начального стиля. В интерьере костела установлено несколько мемориальных памятников выдающимся деятелям науки и культуры, связанным с вильнюсским институтом: поэту Адаму Мицкевичу, вождю повстанцев Тадеушу
Костюшко, композитору Станиславу Монюшко. (16, 147) Также был перестроен в
1748-1760 годах однонефный готического стиля костел святого Георгия.
Предполагают что автором реконструкции был конструктор П. Гоферис, участвовавший в 1752-1760 годах в реконструкции доминиканского ансамбля в
Вильнюсе. Пилястры фасада, обводы отверстий, рельефы в стиле рококо дают и тут декоративно выразительную игру светотени.
В XVIII веке не лишь реконструируются, но и поновой строятся в провинции несколько безбашенных фронтонных костелов; в них заметны первые признаки формирования классицизма. Одним из более уникальных костелов этого типа является бернардинский костел в Тельшяй (1762-1765).
Костелы купольноцентрической композиции в Литве возникают в период расцвета барокко, но больше их строилось в период позднего барокко. В этих сооружениях в центре скрещения нефов возвышается шестигранный либо в большинстве случаев восьмигранный купол, объединяющий внутреннее пространство костела и доминирующий в его внешнем виде.
Одним из первых костелов таковой композиции и единственным монументом, который практически не подвергался каким-или перестройкам, является костел в ансамбле монастыря ордена камальдулов в Пажайслисе (построен в 1667-1712, его первый конструктор Л.Фредо, потом братья К.Путини и П.Путини). Единый по стилю, этот ансамбль на берегу Нямунаса имеет строго симметричную композицию. Её основную продольную ось в первую очередь подчеркивает идущая к главным огромным воротам аллея; за воротами и каменной стеной – липовая аллея; через ризалит жилого корпуса проход во внутренний огромный прямоугольный двор с величавым костелом на главной для всей данной архитектурной композиции оси. Шестиугольный костел – доминанта ансамбля – с двух сторон окружен строениями с коридорами (ранее лоджиями). За костелом
– эремиториум с отдельными домиками для монахов. Вся эта 300-метровая продольная ось заканчивается таковым упором, как вертикаль трехэтажной башни (1730) типа бельведера. Находящийся в центре ансамбля костел имеет вогнутый двухбашенный фасад, расчлененный пилястрами ионического огромного ордера. (44, 173)
Завершает здание храма уникальный шестигранный купол внушительных размеров (13 метров диаметром и 49 метров высоты), увенчанный изящным шестигранным фонарем. На пространственную композицию костела непременно оказала влияние венецианская церковь Санта Мария делла Салюте.
Ансамбль Пажайслисского монастыря – уникальный монумент барокко в
Литве. Костел по традиции двухбашенный, но вогнутая центральная часть его фасада для литовского барокко периода его расцвета не характерна.
Интерьеру костела с его шестиугольной планировкой присущи величие и спокойствие. Подчеркнуто просторна алтарная часть с хором и ризницей; с боков, в углублениях четыре часовни; центр выделен широким подкупольным пространством. Живопись и скульптура, а также облицовка стенок костела цветным мрамором, древесные панели хора и остальных подсобных помещений ансамбля – все это различается большой тщательностью выполнения.
Ансамбль Пажайслиса – превосходный эталон синтеза монументального и декоративного искусства, где интерьеры костела и остальных важнейших помещений обильно украшены пластическими фигурными и орнаментальными композициями из стука, а также монументальной живописью.
Авторами скульптур были М. Вольшейдас из Вильнюса, И. Мерли из Ломбардии и предположительно уже упоминавшиеся П. Перти и М.Жялявичюс.
В рельефах ансамбля встречаются декоративные картуши, гротескные маски, растительные мотивы (дуб, рута, лилии, розы и остальные цветы) и интригующе висящие фрукты; тут много символических и умопомрачительных частей, аллегорических фигур, библейских, евангельских образов. Встречается множество свободно и смело вылепленных рогов изобилия, волют. Замысловата и совместно с тем совсем пластична и выразительна скульптура сводов хора и ризницы, часовни и трапезной. Много барочной динамики в позах и ракурсах, контраста в постановке фигур, много оригинальности в орнаментальных мотивах, объединенных совместно с фигурами в общую систему декора этого ансамбля. (20, 270)
Монументально-декоративная живопись, в основном фресковой техники, получила во второй половине XVII века в Литве достаточно обширное распространение. Авторы многих росписей до сих пор не выявлены, и не понятно, были это местные либо прибывшие из Венеции, Флоренции и остальных европейских художественных центров профессионалы. Расцвет монументально- декоративной живописи совпал с деятельностью профессионального итальянского художника М. Паллони (в Литве с 1674 по 1700 год), работавшего в часовне святого Казимира, во дворцах Сапегов, Слушки.
Важнейшая работа Паллони – фрески ансамбля в Пажайслисе (1676-1680), где под его управлением работало много местных и прибывших из Западной Европы живописцев-монументалистов. Многое в этих фресках напоминает великих венецианцев, а также замечательного виртуоза световых эффектов Корреджо.
стенки костела в Пажайслисе были украшены 13 большими фресками на религиозно- библейские и исторические темы; три из них, изображавшие моменты из истории
Литвы и жизни Пацов, замазаны в XIX веке. Во фресках Пажайслиса позы и движения фигур динамичны, в них разнообразно употребляются ракурсы, перспективные сокращения, в них много света, воздушности. В качестве фона часто вводятся архитектурные фрагменты либо мотивы пейзажа, но передаются только самые характерные элементы, без детализации. В работах
Паллони примечателен реализм в трактовке типажа и бытовых атрибутов.
спектр узкий, нет мощных контрастов, преобладают нюансы теплых желто- розовых тонов. Выделяются многофигурные фрески: «Переход через Красное море», «Пир Балтазара», «Сцены из жизни святого Христофора», «Чудо у гроба
Марии Магдалины де Паззи» и остальные. Одна из самых великолепных – композиция
«Сон Ромуальда» с её желтовато-зеленым колоритом, диагональной композицией, ритмично скомпонованными фигурами на фоне прекрасного декоративного пейзажа. Художественными достоинствами изобилуют и фрески на тему «Жизнь Марии». В шестигранном куполе костела расположена основная композиция – «Коронование Марии».

Фрески М. Паллони в часовне святого Казимира (1690-1694) заполняют две боковые стенки. На одной из них изображена сцена «Открытие гроба святого
Казимира», на другой «Воскрешение девы Урсулы». В этих многофигурных фресках много великолепного артистизма и изящества моделировки фигур. В дворцах больших феодалов Сапегов и Слушки в Вильнюсе потолки и стенки были расписаны фресками на исторические, мифологические, религиозные темы. Судя по описаниям, эти фрески Паллони выделялись большими достоинствами. К огорчению они не сохранились.
Костел монастыря визиток в Вильнюсе (1729-1744, конструктор И. Пола) – пример центрически-купольной постройки в стиле рококо. План этого костела – греческий крест, передний фасад уже без башен, декоративно вогнутый.
Светские постройки XVII-XVIII веков – это усадьбы, дворцы, городские жилые дома, ратуши. Усадьбы в это время традиционно состоят из двух-трех свободно расположенных дворов. Основной двор – парадный, четырехугольной формы, застраивался жилыми домами, кухнями и другими постройками. К нему примыкали парк и в особенности характерный для литовских усадеб фруктовый сад.
Планировка парка в большинстве случаев пейзажного типа, реже регулярная; парки имеют различную дендру, частенько по несколько прудов, соединенных каналами. (66, 109) Хозяйственные дворы были небольшими, малоозелененными и примыкали конкретно к основному, парадному двору, либо планировались в неком отдалении от него.
Дворцы больших феодалов строятся с XVII века в Вильнюсе и остальных городах.
До наших дней они не сохранились либо же совсем изменили свой вид. Но и по неким уцелевшим частям и деталям этих зданий можно составить представление об их величине, умелом сочетании в них общих параметров стиля барокко и местных традиций.
прототипом нового метода стройки парадных резиденций стиля барокко может служить трехэтажный замок Д.Слушки в Вильнюсе (1691-1694), где план не в форме буквы «П», а в форме квадрата с ризалитами во всех четырех углах. Построено здание в прекрасной местности – на искусственно образованном на реке Нярис полуострове. Территория дворца была окружена огромным парком- садом. Наружные стенки расчленены пилястрами огромного ордера с композитными капителями. Интерьер дворца украшали привезенные из Италии мраморные плитки, а также орнаментальная и фигурная лепнина с фресками. (55, 27) Но самое характерное и нарядное жилое здание этого времени – замок семьи больших феодалов Литвы – Сапегов. Построен он в 1691 году неподалеку от дворца Слушки и главной осью обращен к улице Антакальнис. Здание было двуэтажным. Как и в остальных барочных зданиях, второй этаж – бельэтаж – самый обеспеченный по декорировке: тут и лепнина, и примечательные фрески.
стенки неких залов были украшены даже мозаикой и выложены голландскими кафельными плитками, изображающими гербы и виды церквей, замков, дворцов.
Окна и двери с наружной стороны имели барочные обводы с орнаментом растительных и гротескных мотивов. Местность, на которой расположен замок, окружал большой парк с широкими прямыми аллеями, бессчетными скульптурами, фонтанами и павильонами. У основного входа в усадьбу построены двухъярусные монументальные барочные въездные ворота с разорванным фронтоном. Замок живописно вкомпонован в окружающий пейзаж, и его парк соединяется с зеленью сосняка. Ансамбль тесновато связан с костелом и комплексом тринитарского монастыря (1694 – 1737).
В XVIII веке частенько придавали особо праздничный вид въездным воротам.
время от времени их строили совсем нарядными, в два этажа, с несколькими помещениями различного назначения: библиотека, помещение для оркестра и т.П. В 1761 году входные ворота построены в ансамбле базиликанского монастыря в Вильнюсе
(конструктор И. Глаубиц). Они представляют собой изысканно украшенный монументальный трехъярусный арочный проезд, перекрытый крестовым сводом.
Сложное сочетание пилястр и карнизов волнистого профиля, расчленяющих плоскости стенок, вычурная композиция фронтона с барельефом «Святая Троица и шар земной», профилированные арки делают ворота уникальным сооружением. Их извилистые горизонтальные карнизы, волнистые стенки и пилястры сложной ритмики, изогнутые арки и острый силуэт совсем выразительны и характерны для литовского позднего барокко. (12, 89) Базиликанские ворота – это один из самых замечательных памятников вильнюсской школы позднего барокко
(граничащего с рококо).

Архитектура литовского барокко занимает принципиальное место в искусстве Речи
Посполитой и всей Северной Европы. В ней много самобытного. Основным центром литовского барокко был Вильнюс и вильнюсская школа оказала большое влияние на характер архитектуры не лишь Литвы, но и западной Белоруссии и юго- восточной Латвии.
Традиции барокко прочно и долго держались в Литве, делая упор на вкусы провинциального дворянства, горожан, монастырских заказчиков, пробиваясь даже в первой половине девятнадцатого века через господствующий классицизм и романтизм.
но в конце XVIII века в Литве уже складывается новая художественная ситуация, сплетенная с распространением идей просветительства и с появлением классицизма. Остро ощущается необходимость новейших форм развития светской, независящей от церкви культуры, упорядочения системы художественного образования. Равномерно изнутри подготовляется переход литовской архитектуры на отменно новенькую ступень.

3. 2. Классицизм

Наибольшие заслуги литовского классицизма, как и барокко, относятся к области градостроительства. Формирование архитектуры классицизма в Литве можно поделить на два главных периода: зарождение и расцвет монументальных форм классицизма под действием римской, а позднее парижской школы (1770-1800, центр – Вильнюс и его окрестности); распространение других, более легких архитектурных форм классицизма во всей Литве под влиянием петербургской школы. Этот второй этап приходится уже на XIX век (1800-
1850).
Первым крупным представителем классицизма в Литве был Мартин Кнакфус
(1740-1821). Он произвел перестройку строения обсерватории в ансамбле
Вильнюсского института (1782-1786); фасад обсерватории с двумя фланкирующими его круглыми и массивными башнями на углах заполучил серьезный дорический вид, а наружная стенка получила дорический антаблемент с аттиковым этажом.
В доме Бжостовских в Вильнюсе тот же конструктор применил пилястры и портик огромного римско-ионического ордера, а над карнизом – аттиковый этаж.
(25, 208) Тектонично и декоративно выполнена композиция классических частей на фасадах и в интерьере дворца Тизенгаузов в Вильнюсе.
Творчество Кнакфуса представляет умеренные формы ранешнего классицизма.
Подлинно монументальные и своеобразные формы классицизм получает в творчестве известного конструктора Лауринаса Стуока-Гуцявичюса (1753-1798).
отпрыск крестьянина из деревни Мигонис (северо-восточная Литва), Стуока-
Гуцявичюс получил архитектурное образование в Риме и Париже. Возвратившись в
Вильнюс, он был в 1793 году назначен доктором архитектуры в Главной школе Великого княжества Литовского и с 1797 года начал читать там курс архитектуры. В программу этого курса он включил главные теоретические сведения о гражданской и военной архитектуре, а также практические занятия по проектированию. На лекциях он особенное внимание направлял на пропорции, статику, красоту, величие и функциональность строения.
Главные произведения Л. Стуока-Гуцявичюса различны по масштабам и назначению, но одинаково различаются серьезной монументальностью, мощью, весомостью форм. Первая его работа – завершение дворцового ансамбля в
Вяркяй под Вильнюсом (1770-1781), который был начат М. Кнакфусом. Л. Стуока-
Гуцявичус придал ансамблю новый вид. Жилые корпуса получили выразительные портики и аттиковые этажи, а постройки в хозяйственном секторе – монументальные портики римско-дорического ордера. (4, 95) Вяркяйский замок был пригородной резиденцией вильнюсских епископов. Основная часть классического ансамбля состояла из трех отдельных корпусов – центрального и двух боковых. Сохранились только две боковые постройки, из которых в особенности пышно отделана восточная. Здание трехэтажное, с подвалом, прямоугольного плана. Центр главенствующего фасада выделен портиком с четырьмя ионическими колоннами, боковые – пилястрами. Внутренние помещения на втором этаже расположены анфиладой, на остальных этажах – коридорная система. Центральную часть первого этажа занимают просторный вестибюль с овальным плафоном
(«Амур и Психея», живописец Г. Бекер) и парадная лестница. В торце строения находится большой зал, богато декорированный, с колоннами со сложными капителями. (14, 382)
При реконструкции кафедрального собора в Вильнюсе Л. Стуока-Гуцявичюс сохранил только некие части старого строения. В основном он создал новый храм с монументальным шестиколонным портиком римско-дорического ордера на главном фасаде и боковыми, более низкими колоннадами, соединяющими угловые часовни. Внутреннее пространство было не достаточно изменено, построен только новый основной алтарь и достроена левая ризница. (8, 229) На главном фасаде возникли ниши с барочными скульптурами четырех евангелистов, Авраама и
Моисея (римский скульптор Т. Риги). Пластическая манера Риги оказалась несоответствующей всему стилю Кафедрального собора. В особенности ощутим этот диссонанс в статуях Моисея, Авраама и четырех евангелистов, размещенных в нишах на фасаде. В серьезный, холодный и спокойный мир правильных линий, симметрии, уравновешенности врываются, как будто вырванные из интерьера барочного храма, исполненные мятежной динамики фигуры библейских старцев.
Их движения полны экспрессии. Как будто змейки неспокойного пламени, извиваются пряди волос и длинных бород. Пышноватыми и тяжелыми складками ложатся вокруг их тел живописные драпировки, местами как будто раздутые ветром. На фронтоне главенствующего фасада – рельеф «Жертвоприношение Ноя». В боковых нишах южного фасада были помещены скульптуры литовских князей
(скульптор К. Ельскис), северного – скульптуры святых, перенесенных сюда из костелов святого Казимира и Миссионеров. Храм совместно с старой четырехъярусной колокольней образует красивый ансамбль в центре города.
Перестройка кафедрального собора, начатая в 1783 году, была завершена уже после погибели Л. Стуока-Гуцявичюса в 1801 году архитектором М. Шульцем.
Вильнюсская ратуша построена Л. Стуока-Гуцявичусом в 1785-1799 годах на старых подвалах развалившейся ратуши. Это двухэтажное здание прямоугольного размера с шестиколонным портиком римско-дорического ордера, несмотря на свои небольшие размеры, смотрится благодаря собственной тектоничности и превосходно отысканным пропорциям необычайно внушительно. Композиция трех фасадов определяется симметричным, ясным и четким расположением прямоугольных просветов окон, а монументальный портик подчеркивает строгость главенствующего фасада. В интерьере применены колонны ионического и дорического ордеров.
(48, 409) В целом вид строения жесток и героичен.
По проектам Л. Стуока-Гуцявичюса было построено много жилых домов, дворцов и культовых зданий. Посреди них – ансамбль Вильнюсского епископского дворца (1792).
В 1790 году Л. Стуока-Гуцявичюс составил топографический план города
Вильнюса.
Теоретическая и творческая деятельность Л. Стуока-Гуцявичюса оказала огромное влияние на всю литовскую архитектуру XIX века.

Как архитекторы остальных государств, так и литовские архитекторы периода барокко в собственных произведениях свободно применяли элементы ренессансной архитектуры, без сомнения, влияя один на другого. Таковым образом, литовское барокко получило особенные самобытные черты, как в ранешном и зрелом, так и в позднем периоде собственного развития. В сооружениях ранешнего и зрелого барокко: капелле святого Казимира, костеле святого Казимира, костеле святых Петра и
Павла, костеле Доминиканцев купола составляют центр внутреннего пространства строения, их назначение – поражать зрителя и придавать интерьерам величавый вид. Из зданий ранешнего литовского барокко выделяется собственной самобытностью костел святой Терезы. «Купол этого костела маленький, снаружи совсем незаметный. Фасад без башен, решенный в одной плоскости, с преобладанием вертикальных линий». (5, 115) Строители костелов позднего барокко начинают совсем отказываться от куполов (костелы святой Екатерины, святого Якова, Миссионеров), стремясь сделать высокие и тонкие башни. К более зрелым плодам этих стремлений следует отнести башни костела Миссионеров.
Характерная черта литовского барокко – «самобытные завершения фронтонов, такие, как в костелах святого Георгия, святого Иоанна и воротах монастыря
Базиликанцев». (59, 439) Ворота Базиликанского монастыря являются последней степенью развития барочной архитектуры Вильнюса. Это сооружение смотрится как бы отлитым из одного куска, в нем пластичность поверхности и линий выражена с особенным мастерством.
Подводя результат развитию архитектуры в Литве в XVII-XVIII веках, можно констатировать, что барокко сложилось тут в самостоятельную художественную школу с ярко выраженными региональными чертами, влияния европейских школ творчески переосмысливались и перерабатывались. В культуре
Речи Посполитой литовское барокко выделялось как самобытное явление, отличавшееся своими специфическими чертами, кругом мастеров, хотя связи с Варшавой, Гданьском, Краковом были тесными: в системе одного страны формирование государственных культур польского, литовского, белорусского, украинского народов шло сходными, часто переплетавшимися, но все же своими способами.
В последней четверти XVIII века началась критика барочной архитектуры, которая перегружала здание надуманными украшениями и убранством, не вытекающим из конструкции. «В среде живописцев распространилось мировоззрение, что красоту сооружения, до этого всего, составляют пропорции его нужных частей, а не декорации». (71, 18) Благодаря новым взорам в Литве начала распространяться классическая архитектура.
Классицизм включался в художественную культуру Литвы равномерно, без воинствующего антагонизма к традициям. Но он нес в себе принципиально новейшие свойства. В различие от барокко, которое апеллировало к чувствам потрясенного, рассеянного перед сложностью мира, взволнованного катастрофическими коллизиями человека, классицизм обращался к разуму современника, стремился к серьезной и ясной логике, рациональной оправданности решений. Классицизм был тесновато связан с просветительской идеологией. В его программе и в творческой практике делается упор на воспитательные задачки искусства, на проповедь гражданских добродетелей, патриотизма и свободолюбия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В сложных политических условиях художественная культура литовского народа развивалась, впитывая влияния, которые шли как с востока, из российских княжеств и поднимающегося российского страны, с юга, от культурной сокровищницы белорусского и украинского народов, а через Галицко-Волынскую
Русь – с Балкан, так и с запада, из Польши, из таковых культурных центров, как ганзейские города Гданьск, Кенигсберг, Рига, а в XVI веке из Италии, и приводили к распространению в Литве международных европейских стилей в их самобытной местной интерпретации.

На землях Великого княжества Литовского и конкретно на местности Литвы работали как приезжие, так и местные профессионалы. Приезжие профессионалы и их последователи привносили с собой в искусство Литвы традиции художественной культуры из остальных государств, в частности из Руси, с Балканского полуострова и из средневековых стран Западной Европы. «Средневековое искусство Литвы никак не укладывается в формы лишь западной (до этого всего готики) либо лишь восточной ориентации. Разные импульсы переплавлялись тут в явления самобытные, отмеченные печатью местного своеобразия». (15,
84)
В середине XVI века в Литве начали распространяться гуманистические и реформаторские идеи, нашедшие свое художественное выражение в стиле
Ренессанс. Распространение этих идей было вызвано политической борьбой меж горожанами и феодалами, меж церковными феодалами, светским магнатами и шляхтой. Взгляды литовских деятелей культуры отвернулись тогда от церковной церкви и обратились к античному миру, в котором находили начало истории литовского народа и литовского языка.
Соперничавшие с владыкой в роскоши и богатстве местные магнаты завлекают живописцев ренессансной ориентации и стают меценатами нового искусства. В связи с этим искусство Ренессанса в Литве приобретает особый, аристократический характер. Оппозиция литовской феодальной аристократии по отношению к церковной церкви стала принципиальным стимулом для развития новой ренессансной культуры в Литве.
Ренессанс выступает рядом с готикой, практически сразу сооружаются ренессансные дворцы и готические костелы. Более того, в ряде памятников
Литвы XVI века готические традиции смешиваются с художественными принципами
Ренессанса. Во второй половине XVI и в первой половине XVII века, когда
Ренессанс еще держится в искусстве и описывает стилевое решение многих памятников, в публичной жизни Литвы идут уже новейшие процессы, предопределившие разрушение тех эстетических эталонов, которые выдвинул
Ренессанс. Против гуманизма и реформации, нашедших последователей в среде горожан и неких магнатов, выступили церковная церковь и великокняжеская власть. Для борьбы с реформацией в Литву были приглашены иезуиты, которые выступали против ренессансного искусства, как рационалистического и языческого. Противники реформации опирались на живописцев барокко, «стремившихся от статики Ренессанса перейти к динамике, от прямых линий к кривым, от ровных плоскостей к изогнутым, от скромности – к богатству, нарядности и живописности». (71, 15)
Как характерную изюминка нужно отметить длительность развития стиля барокко в Литве, крепкость традиций этого искусства. Эстетическая и идеологическая программа барокко оказалась сопричастной господствующему мировоззрению литовского общества данной эры. И смятение разумов людей, потерявших веру в цельные, гармоничные идеалы Ренессанса; и глухие раскаты социальных потрясений, и нарастание публичных противоречий; и обогащение человеческого сознания более широкими и сложными представлениями о мире, о вселенной, о личности и обществе – все это нашло отражение в искусстве барокко с его экзальтацией и пафосом, трепетом обостренных чувств и поисками жизненной правды. При этом литовское барокко различается от остальных региональных вариантов стиля большей умеренностью, либо точнее, меньшей последовательностью в раскрытии собственной программы. Оно чуждо крайних проявлений экспрессии и патетики, резкого отрицания художественных традиций прошедшего. Вплоть до XVIII века тут можно проследить отзвуки готики и
Ренессанса. Западные эталоны переносились на литовскую почву не механически, но с учетом сложившихся местных вкусов.

При последнем короле Речи Посполитой Станиславе Августе (1764-1795) художественная жизнь в стране активизируется, при этом очевидно изменяется ориентация королевского двора, традиции барокко числятся уже анахронизмом.
Получают поддержку живописцы, стремившиеся влить в искусство свежую струю просветительской идеологии и до этого всего освоить программу классицизма. В среде живописцев распространилось мировоззрение, что красоту сооружения, до этого всего составляют пропорции его нужных частей, а не декорации.
Классицизм вживался в строительную практику Литвы исподволь, без отторжения традиций. В различие от барокко, которое обращалось к чувствам, классицизм взывал к разуму, справедливости и гармонии, рациональной оправданности красы. Классицизм был знаменем просветительской идеологии.
На нем воспитывались будущие поколения литовских зодчих, живописцев и остальных деятелей искусства и культуры Литвы последующих поколений.
Материал диплома может послужить основанием для статьи либо курса лекций.

Библиография


1. Адомонис Т. Искусство Литвы XIII – XVII веков. – История искусства народов СССР М., 1974
2. Батура Р., Пашуто В. Культура Великого княжества Литовского. М., 1977

Будрейка Э. Вильнюсский замок. В., 1980

3. Будрейка Э. Выдающийся литовский зодчий Лауринас Стуока-Гуцявичюс. М.,
1953
4. Виноградов А. Путеводитель по Вильне и его окрестностям. В., 1904
5. Глямжа И. Монументы архитектуры Литвы. Л., 1978
6. Гусарова А. Мстислав Добужинский. М., 1982
7. Киткаускас Н. Вильнюсский кафедральный собор. В., 1977
8. Крачковский Ю. Православные святыни города Вильна. В., 1893
9. Крачковский Ю. Древняя Вильна до конца XVII столетия. В., 1893
10. Лаппо И. Великое княжество Литовское в XVI столетии. Юрьев, 1911
11. Мацейка Ю., Гудинас П. Вильнюс. Путеводитель по городу. В., 1962
12. Мачюлите-Касперавичене А., Сакалаускас М., Стравинскас А. Строения
Вильнюсского института. В., 1979
13. Минкявичюс И. Монументы искусства Литвы. М., 1986
14. Михайлов Б. Значение литовской архитектуры и задачки её исследования.
В., 1964
15. Папшис А. Вильнюс. В., 1977
16. Пашуто В. Образование Литовского страны. М., 1959
17. Червонная С., Богданас К. Искусство Литвы. М., 1972
18. Чугунов Г. Мстислав Валерианович Добужинский. Л., 1984
19. Чярбуленас К., Галауне П. Искусство Литвы конца XVII – XVIII века. –
История искусства народов СССР. М., 1976
20. Янкявичене А. Некие сооружения Вильнюса XVI века. М., 1964

Adomonis T. Barokas ar manierizmas. V., 1969

21. Baliulis A., Mikulionis S., Miskinis A. Traku miestas ir pilys. V.,
1991
22. Batura R. Vilniaus Aukstutine pilys. V., 1964
23. Budreika E. Martynas Knakfusas. V.,1965
24. Cerbulenas K. Baroko architektura. V., 1978
25. Cerbulenas K. Profesoriaus Mykolo Sulco darbai. V., 1978
26. Cerbulenas K. Renesanso architektura Lietuvoje. V., 1976
27. Cerbulenas K., Zubovas V. Lietuvos velyvojo baroko architekturos bruozai. V., 1966
28. Drema V. Vilniaus sv. Onos baznycia; Vilniaus katedros rekonstrukcija
1782-1801 metais. V., 1991
29. Dundulis B. Lietuviu kova del Zemaitijos ir Uznemunes. V., 1960
30. Grineviciute-Jankeviciene A.Trys gotiskos halines baznycios Lietuvoje.
K., 1970
31. Grinius J. Vilniaus meno paminklai. K., 1940
32. Jankeviciene A. Vilniaus senamescio ansamblis. V., 1969
33. Jankeviciene A. Lietuvos gotikos bendrieji stiliaus bruozai ir savitumai. V., 1979
34. Jucas M. Nuo Krevos sutarties iki Liublino unijos. K., 1970
35. Juciene I., Levandauskas V. Vilniaus miesto gynybine siena. V., 1979
36. Jurginis J. Ausros vartai. V., 1960
37. Jurginis J. Lietuvos meno istorijos bruozai. V., 1960
38. Jurginis J. Renesansas ir humanizmas Lietuvoje. V., 1965
39. Jurginis J. Universiteto rumai – Vilniaus architekturos paminklas. V.,
1958
40. Jurginis J., Merkys V., Tautavicius A. Vilniaus miesto istorija. V.,
1968
41. Juskevicius A., Maceika J. Vilnius ir jo apylinkes. V., 1940
42. Kairiukstyte-Jacyniene H., Barsauskas J. Pazaislis. V., 1960
43. Klimas P. Chillibert de Lanoy. Dvi jo keliones Lietuvon Vytauto
Didzojo laikais (1413 – 1414 ir 1421 metais) K., 1933
44. Krukaite R. Monumentaliosios dekorativines dailes ir architekturos sinteze. V., 1968
45. Lietuviu karas su kryziuocais. V., 1964
46. Lietuvos architekturos istorija. V., 1988
47. Lietuvos istorija. V., 1989

Lietuvos pilys. V., 1971

48. Maceika J. Senoji Vilniaus rotuse. V., 1970
49. Merkys V. Vilniaus gynybiniai itvirtinimai 1503-1805 m. V., 1959
50. Miskinis A. Del rusu ir vakaru Europos architekturos poveikio feodalines Lietuvos miestams. V., 1977

Mstislavas Dobuzinskis. Vilniaus vaizdai. V., 1975

51. Pilypaitis A., Raulinaitis A. Slusku rumai Vilniuje. V., 1967
52. Pinkus S. Vilniaus gotika. V., 1959
53. Pozelaite M. Pirmieji Vilniaus baroko paminklai. V.,1970
54. Pozelaite M. Vilniaus baroko rumai. V., 1970
55. Pozelaite M., Cerbulenas K. Baroko architektura Lietuvoje (1600-1790 m.) V., 1970
56. Purlys E. Velyvojo Renesanso paminklas Vilniaus senamiestyje. V., 1974
57. Samalavicius S. Baroko sedevras. V., 1976
58. Samalavicius S. Naujeji dokumentai apie XVII a. Lietuvoje dirbusius architektus ir skulptorius. V., 1963
59. Samalavicius S. Vilniaus sv. Petro ir Povilo baznycios statyba ir decoravimas. V., 1972
60. Skardziuviene R., Laucius G. Vilniaus Bernardinu baznycios architekturos raida. V., 1970
61. Spelskis A. Po baroko skliautais. V., 1967
62. Tauras A. Lietuvos parkai. V., 1966
63. Tautavicius A. Vilniaus pilies kokliai (XVI – XVII a.). V., 1969
64. Vilniaus architektura. V., 1985
65. Vilniaus universiteto rumai. V., 1979
66. Vilnius. V., 1985
67. Vilnius. Architektura iki XX amziaus pradzios. V., 1955
68. Vorobjovas M. Vilniaus menas. K., 1940
69. Zabitis-Nezabitauskas A. Vilniaus baznycios. V., 1940
70. Zubovas V. Lietuvos XVII a. architektura ir vietiniu tradiciju raida.
V., 1966

Санкт-Петербургская Государственная Академия Культуры

Факультет «История мировой культуры»


РЕЦЕНЗИЯ

на дипломную работу студента
Котова Антона Николаевича группы 505-з факультета Истории мировой культуры


Тема дипломной работы:

«Каменное зодчество Литвы XIII - XVIII веков»

Оценка концептуальной ценности работы. Черта актуальности трудности, соответствия цели, задач, объекта, предмета и базы исследования дипломной работы:

Работа представляет историко-искусствоведческий очерк эволюции каменной архитектуры Литвы за пять веков. Актуальность работы заключается в том, что может быть в первый раз за последние десять лет отечественное искусствоведение обращается к культуре Литвы. Автор критически оценивает точки зрения российских и литовских ученых.
В работе обозначены главные стилистические периоды в истории архитектуры
Литвы. Они иллюстрируются анализом более характерных памятников.
Предметом исследования является не лишь эволюция архитектуры, но и влияние на архитектурные стили внешних действий, которые в Литве были в особенности интенсивны.


Оценка представленной библиографии и её внедрение в работе:

Библиография, включающая 74 источника (21 – на российском языке, 53 – на литовском), увлекательна сама по себе. Автор употребляет их лишь на половину.
В тексте 26 ссылок на 24 источника.

Доказательность и уверительность выводов, их соответствие содержанию работы к проделанным процедурам:

Автор последовательно и убедительно выявляет логику развития литовской архитектуры во взаимосвязи с историческим контекстом каждой эры.


Практическая ценность исследования, возможность внедрения выводов и рекомендаций в практику:

Материал исследования может быть использован в лекциях по истории мировой и российской культуры, а также в публикациях.


Специфическое различие данной работы, особенные замечания и представления рецензента:

Ценно сопоставление точек зрения российских и литовских исследователей.
Недостает перечня литовских и работавших в Литве архитекторов, что значительно украсило бы работу.


Заключение рецензента либо рекомендации:

Работа заслуживает положительной оценки.


Дата рецензирования: 19 февраля 1999 г.

Подпись рецензента

фамилия, имя, отчество рецензента, ученая степень и звание, должность
Пилипенко Валерий Николаевич, доцент, кандидат искусствоведения

место работы
СПб Гос. Академия театрального искусства

ОТЗЫВ на дипломную работу «Каменное зодчество Литвы XIII-XVIII веков», исполненную студентом факультета Истории мировой культуры А. Котовым.

Тема дипломного исследования избрана А. Котовым без помощи других по причине духовной и кровной близости к культуре Литвы. Студент знает изучаемый предмет и, что совсем принципиально, не испытывает языкового барьера. Вот почему главные источники его дипломной работы – это книги и альбомы на литовском языке.
В процессе написания собственного сочинения А. Котов собрал значимый исторический и искусствоведческий материал, который в российском изложении еще не был представлен так целенаправленно и объемно. Автор исследования показал похвальную усидчивость, умение структурно и хорошо развить свою концепцию, а она заключается в том, чтоб показать на ярких примерах не периферийную ущербность стройки в литовских землях XIII-XVIII веков, а, напротив, - высокое художественное своеобразие зодчества Литвы в период от готики до классицизма.
А. Котов приводит примеры действия европейских стилевых направлений и технологий, российских и южно-славянских особенностей зодчества на местную строительную практику и архитектурные воззрения. В тексте содержатся описания и анализ отдельных памятников, а также, достойные профессионального уровня, обобщения и гипотезы.
На первых стадиях работы над дипломом студенту было предложено расширить диапазон исследования и показать, как отразились те либо другие монументы архитектуры Вильнюса, Каунаса, остальных городов в литовской поэзии, литературе, музыке. Но ограниченность времени не дозволила выполнить эти первые намерения. Думается, что дипломант продолжит начатое исследование в таком культурологическом аспекте.
В нынешнем состоянии дипломная работа А. Котова отвечает требованиям жанра и характеризует выпускника факультета как добросовестного специалиста в области истории культуры и искусства.

управляющий дипломной работы
Н. Н. Громов, кандидат искусствоведения, доктор, член Союза живописцев России.

 
Еще рефераты и курсовые из раздела
Конспект лекций по предмету Строительные материалы специальности Мосты и транспортные тоннели
Конспект лекций по предмету «Строительные материалы» специальности «Мосты и транспортные тоннели» главные характеристики строительных материалов Все характеристики...

Проектирование торговых комплексов и скрытых рынков
стройку культурно-бытовых зданий. Для обеспечения наилучшей системы обслуживания населения, а также в целях градостроительства учреждения и компании обслуживания располагают в...

Об итогах строительной деятельности в Ростовской области за 9 месяцев 1999 года
Подрядными строительными организациями, а также организациями остальных отраслей экономики с начала года выполнен размер работ по договорам строительного подряда на 3764,2 млн. Рублей, что...

Установка сборных железобетонных конструкций одноэтажного промышленного строения
МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙККОЙ ФЕДЕРАЦИИ СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ институт Кафедра строительного производства КУРСОВОЙ...

Древние архитектурные монументы города Калининграда
ВВОДНАЯ ЧАСТЬ Древние архитектурные сооружения как часть материальной культуры дают обширную информацию тем, кто неравнодушен к истории нашего необыкновенного края....